Ноя
11

08.09.2007, презентация




  • Про смерть.

  • Милые кости


  • Я могу сказать только одно - то же, что сказала в субботу вечером после презентации "Следов": "Я люблю жизнь, она прекрасна!" И это не эйфория от встречи с Гришковцом, нет. Безусловно, спроси меня, что я делала 8 сентября, я отвечу, что ходила на презентацию и встречу с читателями, но настроение дня по большей части формировалось другими событиями, встречами и впечатлениями. 

    Именно в этот день мне довелось здоровски прогуляться с подругами по ВВЦ. Там мы с визгом катались на американских горках, ели сладкий миндаль с корицей, много смеялись и куражились.
    Потом ехали в метро рядом с дедушкой, у которого в самодельной коробке (широкая с невысоким бортиком), лежала собака, наполовину укрытая стареньким байковым одеялом. Пуделек. У него была загипсована передняя лапа, и пес, видимо, был под наркозом. Одной рукой хозяин бережно придерживал коробку на коленях, а другой легонечко похлопывал пса, мол, ничего, дружочек, ты только держись. И было видно, что для этого человека в данный момент нет более дорогого и беззащитного существа. Он делал все, что мог. Но для него было бы проще взять всю боль на себя, чем сидеть вот так вот... Я не видела, чем я могла бы помочь... Но не отреагировать тоже было невозможно. Поэтому просто от сердца попросила за них... Помимо боли, там было очень много любви, которая, я уверена, залечит любые раны, как физические, так и душевные. 
    Потом была презентация в "Республике". Очень уютная и спокойная, походившая, после столпотворения на ВВЦ, на дружескую посиделку. Евгений отвечал на вопросы и подписывал книги. Я попросила подписать для Павленки "Все будет хорошо!", а для себя просто автограф. Но вырвалась цитата "... лучший из десяти тысяч..." - "Я вам еще якорек нарисую, это единственный иероглиф, который я умею рисовать." Нарисовал.
    Он молодец, Евгений наш. Ну правда же, удивительно, насколько искренним чувствуется его внимание к каждому человеку. Сил на это уходит столько, что нервное истощение результат вполне закономерный. Вот, например, к павленкиному посланию он мог бы отнестись формально и написать, как просили. Но нет, написал: "Держись! Все будет хорошо!" Мое вырвавшееся мог бы просто проигнорировать, так он якорек нарисовал. Здорово, что все это именно так. И, наверное, только поэтому я сказала то, что сказала: "Вы знаете, для меня эта книга, "Следы на мне", стала очень символичной и даже знаковой, потому что именно в этом году в моей жизни, на мне, появился еще один след - Ваш..." Это чистая правда, сколь высокопарно это бы не звучало. Я поняла, что что бы со мной ни происходило, этот след, искренний, немного наивный, полный любви и надежды, необыкновенно светлый и воодушевляющий, останется навсегда со мной. На всю жизнь. И это один из лучших следов на мне. Мне он очень нравится.
    А что до самого Гришковца, то я чувствую, что в моем отношении к нему произошо какое-то перерождение. Такое ощущение, что я повзрослела. На самом же деле просто успокоилась. Это удивительная штука, и так мне нравится гораздо больше. У меня по-прежнему каждый день возникает куча мыслей "в связи и по поводу", в сумке постоянно ношу книгу (сейчас "Следы"), так же с интересом слежу за сообщениями в сети, интервью и пр. С удовольствием прихожу в театр и с удовольствием дарю цветы. Но при всем при этом я ощущаю все не мучительно-остро, а очень гармонично. Если перевести это на язык физических ощущений, то это как снять коросту, защищающую уязвимое пораненное место. Рубец под ней окажется ужасно чувствительным. Только потом он укрепится и заростет, но до этого момента причинит немало острых ощущений. Есть такая штука в психологии, назвается эмоциональный перенос. Это когда пациент начинает ощущать терапевта, как спасителя. Реакция настолько же естественная, насколько неадекватная. А для пациента это все очень глубоко и серьезно. По-настоящему. Чтобы прожить это явление мне потребовался почти год. Сейчас я рада, что он миновал, потому как состояние было... ну, не сказать, что болезненным, но изнуряющим. Не жалею ни капли, т.к. именно из него было сделано много очень важных шагов. Я все же, наверное, сделаю отдельную запись о том, ЧТО именно, какие изменения и события со мной произошли. Это будет полезно зафиксировать и для себя.
    Там же, в "Республике", встретились с "коллегами" по ЖЖ. Это Алла, или даже Аллочка - утонченная, нежная, хрупкая, и Лена - ее хочется назвать скорее Ленкой, потому что смешливый бесененок-сорванец. :) Нам удалось пообщаться более тесно, нежели при первой встрече. И впечатление осталось замечательное, теплое. С девчонками было очень легко, душевно и весело. Думаю, при обоюдном желании это знакомство может перерасти в очень хорошие приятельские отношения или даже дружбу. Все абсолютно искренне и с удовольствием.
    Еще в этот же день я видела счастливого человека. Это моя дорогая Павленка. Анечка. Мне так не терпелось порадовать ее подарком, что, позвонив и услышав ее энтузиазм, рванула в гости. Но она не знала, ЧТО за подарок я везу. Заинтриговала. Она даже вышла меня встречать. Когда я вручила книгу, а это было уже дома, она аж засветилась вся! Она не знала ни о выходе "Следов", ни о том, что я ездила на презентацию. Рассказов в сети не читала тоже, в виду отсутствия доступа к последней. В общем, для нее это была полнейшая неожиданность. Приятная. Так вышло, что за последние пару лет на нее свалилось слишком много неприятных, а порой даже страшных неожиданностей. И она, очень чуткий, светлый жизнелюбивый человечек, заметно сникла. Опустила руки, осунулась, потускнела и, кажется, совсем перестала улыбаться. Я насколько могу поддерживаю, но... Просто люблю ее очень, поэтому переживаю. Как же мне было отрадно видеть настоящую чистую улыбку! А потом она открыла книгу и прочла подпись... Моя хорошая... Она прям в лице переменилась... Нет, я не хочу и не буду проводить параллели с подобными сценами в кино... Любое, даже самое гениальное кино отдыхает. Передо мной сидел ЖИВОЙ человек с НАСТОЯЩИМИ, не притянутыми за уши, чувствами. Более того, человек очень значимый, любимый. Это было прекрасно и очень сильно для нас обеих. Она обняла меня. А что здесь скажешь? Очень в точку попали, очень. "Вот сколько здесь слов? Раз, два, три, четыре, пять... Всего пять. А в этих словах для меня целый мир... И целая жизнь..." Теперь я абсолютно точно знаю, почему имеет смысл раздавать и брать автографы. Хотя бы ради таких моментов. Евгений конечно же этого не видел, и не знаю захотел бы, нужно ли, а я видела и чуть не расплакалась... У меня осталось очень хорошее чувство, что мы сделали нечто важное. Гораздо большее, чем просто подписали и подарили книжку. 








  • Про смерть.

  • Милые кости



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи