Ноя
10

22 июня 1941 года




  • Война близко.

  • 44. Ноосферные трансформации СМИ.


  • «В двенадцать часов дня Молотов по поручению ЦК и правительства произнес короткую речь. Ее транслировали все радиостанции Советского Союза…
    И полдень двадцать второго июня стал началом нового исторического периода в жизни советских людей.
    С этого момента все то, что случалось раньше в жизни страны, семьи или отдельного человека, вспоминалось с обязательной приставкой: «до войны…»
    «До войны», «во время войны», «после войны» — этим словам было суждено войти в обиход на целые десятилетия.
    Но в тот жаркий июньский полдень, когда на тысячах площадей и улиц, в миллионах домов, в корабельных радиорубках, в шлемофонах летчиков звучала исполненная горечи и тревоги речь о нападении врага, люди еще не думали о том, как долго им предстоит воевать.
    Их мысли, их чувства находились в те минуты под всеохватывающим влиянием одного факта: враг напал на Советский Союз, война началась. И только три фразы звучали в их ушах уже после того, как закончилась речь: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!»»

    А.Б.Чаковский «Блокада»

    Это скорбный, трагичный и одновременно знаменательный день в судьбе нашей страны и нашего народа. Нельзя говорить о Великой Отечественной войне с излишним пафосом, так как война – это страдания, это кровь, это потери, это рутина многолетних боевых действий.
    Но не надо, по-моему, и принижать это время. Вполне допустимо поговорить о нем с известной долей пафоса и гордости. И вот почему.
    Враг, который утром 22 июня пришел к нам, был исключительно силен. Мы ведь мало задумываемся об этом. У него была дисциплинированная профессиональная смелая армия, познавшая вкус недавних побед, с многовековой выучкой солдатского, офицерского и генеральского составов. Вместе с немецкой армией пограбить пришли итальянцы, румыны, венгры, да и много кто еще. Эти армии располагали качественной (для того времени) техникой и оружием. На эти армии работала первоклассная немецкая индустрия, концерны за спиной у которых десятилетия промышленного производства, а еще промышленность Франции, Италии, да практически всех стран континентальной Европы. А ведь где-то в тиши немецких кабинетов на возможную ракетно-ядерную войну работали физики и химики, Вернер фон Браун и многие-многие другие.
    И это уже была не просто война солдат и полководцев на полях сражений, это была война моторов, война идей, война технологий. Да и сами солдаты, ведь среди них уже было много не просто пехотинцев, но и механиков, летчиков, водителей, связистов, техников, тех, кого даже еще в первую мировую войну было совсем немного. Вместе с солдатами между собой сражались конструкторы и ученые, инженеры, директора заводов, даже, если хотите, машинисты паровозов и другие железнодорожники.
    А мы сейчас (особенно после событий последних 20 лет) изумляемся и стесняемся этой войны и нашей Победы, считаем ее какой-то случайностью и принижаем ее. Мне не нравится, что мы очень часто как-то извиняемся перед Европой, что имели наглость победить ее, посыпаем голову пеплом и радуемся своей отсталости.
    Так может быть потому и под отстали, что 70 лет назад эта Европа приперлась к нам со своими танками, пушками, самолетами и подводными лодками. И где бы и какой бы была сейчас эта Европа, если бы Иван Иванович Иванов со товарщи не дошел до Берлина.












  • Война близко.

  • 44. Ноосферные трансформации СМИ.



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи