Ноя
11

Безымянный 123007




  • Прага. Туристическая мекка.

  • Редкие фотографии знаменитостей


  • "Прошедший год деталей не стирает, 
    И ровно как тогда хладеет кровь.
    И мы уходим, лишь во снах внимая, что не вернем любимых взоры вновь...":

    19.01.1993 - 10.08.2010.

    -----
    От того оттолкнусь, что мыслей накопилось одно большое море и тысячи малых прудов.
    Сердце рвется от накопившейся информации, которая полна эмоций, признаться. Я только что приехала домой и ехала же, вроде, по знакомому маршруту, да вот только по местам, которые полны всем тем светлым, что было у меня за 19 лет - местам моего детства. 

    Ровно с 1997 по сентябрь 1999 года я прожила на улице Анатолия, в старой части города, в центре, в доме, которому было уже около 80 лет, хотя, он мог быть и младше, но стены него сыпались, а крыша прогнулась, что спина балерины. Это был самый теплый и самый чудный дом, в коем мне довелось жить. Зимой его низкие окна заметало снегом и не было видно даже соседского сада, только дровницы краешек, а ноги грелись о натопленную печью стену. По вечерам я и дед смотрели Альфа и ели бабушкино пюре, в которое она добавляла мак по моему желанию. Это были лучшие зимы, тогда они не казались такими холодными, такими колкими. Во дворе стоял дом, который, судя по зарубкам в подвале, был построен еще в 1905 году, а наша хатка была окружена сеткой-рабицей, за которой дед строил из снега ледяные домики-юрты, в которых я пряталась. Летом во дворе стояла старая алюминиевая ванна, в которой я могла купаться, когда ее заполняли водой, а та прогревалась за день. Был парк, до которого было 10 минут пешком, которому было уже вторая сотня лет, были старые клены и тополя, которые бросали тень на желтую глиняную дорогу, жил мальчик Сережа, который впервые поцеловал меня, был дед...

    В последний раз я приехала в свою обитель в январе 2010 года, с ходу заметила, что дом-ветеран уже не блестел вычищенными окнами, за которыми жила одинокая старушка-интеллигентка, что каждую пятницу смотрела Поле Чудес и варила куриные ножки, по всей видимости она давно умерла, потому и окна ее закрыты ставнями и заколочены гвоздями, а лесенки, ведущие к дверце, давно сгнили и поросли мхом... померла хозяйка. Ах, я до сих пор помню как сквозь эти ступеньки пробирался зеленый лук, который, видимо, был просеян невзначай ее старушечьими руками и крапива, которая нещадно жгла мои черные от солнца ноги. 
    А со стороны где жила моя подружка уже давно не было стекол сеней, только из дымохода еле струился едкий дым. Калитка лежала на снегу, а забор и вовсе под снегом. Лишь надпись осталась нетронутой, надпись, сделанная моей рукой, моей детской ручонкой на стене Маринкиного дома, со стороны, где всегда пахло капустой и канализацией: "Марина + Ксюша = подруги". 

    Мы уехали и уехали все, вот только трамваи №5 по сию пору колесят по закоулкам моего детства.



    ---

    Уже раз четвертый пересматриваю сериал "А все-таки я люблю..."

    и до сих пор смотрю его с превеликим удовольствием, словно это шедевр. Это шедевр с точки зрения демонстрации жизненных передряг, а еще музыка к фильму чудная и ненароком подталкивает он меня, фильм,  анализу собственной судьбы "до", а еще соседку Люсю с общежития вспоминаю, жаль ее. 

    ----

    Работа вымывает все сильнее, расстояние душит все крепче заматывая платок, а я все дальше смотрю в будущее. 
    Вот только одно удручает - количество хамоватого народа. Если признаться, то как бы я хотела оказаться в годах 50-х прошлого столетия, что чувствовать как это - любить за душу, а не за деньги.
    А еще я поняла, что Бог послал мне того единственного человека, которому готова отдать всю свою жизнь. Влад, я согласна на все, в здравии и в болезни, как говорится.

     













  • Прага. Туристическая мекка.

  • Редкие фотографии знаменитостей



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи