Ноя
10

Безымянный 1349




  • Отражение

  • Мальнькая история про одного психолога… Разукрась грэй-скейл принт…


  •    Давно наступило утро и было ясно, что ночевка уже потеряла свой первоначальный смысл, превратившись в днёвку. Витор где-то на берегу кормил рыб полудохлыми червяками, предварительно нацепив их на крючок. В большом ведре плавала маленькая рыбка, которая не сумела соблюсти правила этикета - она суетилась при приеме пищи и глотала червяка большими кусками, за что и была наказана. Антон тоже делал вид, что ловит рыбу, но на самом деле просто механически повторял рыболовные движения - в успех дела он не верил. Он рассказывал, что последний раз поймал рыбу давным-давно в глубоком детстве, с дедом где-то под Харьковом. С тех пор он так и не поймал ни одной рыбины - все более поздние рыбалки были в некотором смысле безрыбными. Безрыбными не в том смысле, что во время процесса рыба отсутствовала совсем, напротив - порой из воды доносилось очень даже жизнерадостное чавканье, однако рыба абсолютно отсутствовала в рыбном ведерке. Одним словом, Антон давно уже решил, что рыбалка - это только россказни для простачков и рыбу можно поймать только в магазине.
        Все остальные еще спали, а я слонялся по лагерю от безделья. В какой-то момент я вдруг осознал, что если ничего не предпринять, то стоянка затянется так сильно, что придется основать здесь общину и заняться земледелием. Тогда я резво взялся пилить дрова, стараясь делать это как можно по-музыкальней. Действие возымело эффект - на стадии их раскалывания из палаток начали выползать сонные Димы и Полины. Они заявляли, что утро доброе и брели умываться на бережок, где Витор раздавал рыбам бесплатные завтраки.
        Солнце лениво ползло где-то под облаками, добавляя в Большую Копилку Времени минуты и часы, а где-то 150 этих часов в прошлое, мы еще только загружали в авто груды наших вещей - палатки, байдарки, рюкзаки, свернутые в трубочку синтетические коврики, мячик, удочки и множество других очень нужных на реке предметов.

        Время погрузки было выбрано сумбурно, как дата и маршрут. В это утро я только возвращался, одалживая спальник с ковриком, когда мне позвонили с новостью, что через час нужно быть на месте. Когда я уже был там, оказалось, что ключевые организаторы еще слоняются, неизвестно где. Погрузив свое имущество в микроавтобус, я уселся с мутным видом, созерцая пыльные ивы. Недалеко уселся сынишка водителя с таким же мутно-заумным видом и начал созерцать ручник. Где-то через полчаса наше веселое шоу было прервано появлением очередной упакованной байдарки, несомой Витором.
        Байдарка в сложенном виде - это ни что иное, как брезентовый мешок, целиком набитый алюминием, и, честно говоря, в этом виде менее плавучим бывает только чугунный якорь. У нас еще была байдарка альтернативной надувной конструкции, которую достаточно надуть... но как оказалось, все это - сплошное надувательство, но об этом позже.
        Вращаясь вокруг Витора, как Фобос и Деймос вокруг Марса, за ним двигались две сестрицы - Маша и Полина, обе сверкали жизнерадостными улыбками, а Маша еще и весьма колоритной дырой в джинсах в области левой ягодицы.
        Когда остальные вещи были наслоены на байдарки, наш состав из шести человек расселся по местам, машина завелась и началось наше недельное путешествие.
       
        Деревня Падневичи на реке Ислочь была выбрана нашей отправной точкой. Штурманом был Дима, выпускник военной академии. Оглядывая орлиным взглядом окрестности, он должен был распознать нужный поворот и сигнализировать водителю о необходимости маневра. Однако вместо этого Дима, болтая с ним, умудрился его пропустить. Беседа текла бы и далее, но кое-кто начал подозревать, что по прямой мы едем намного дольше, чем нужно. На это замечание Дима начал утверждать, что поворота никак не было и что он нас ждет впереди. После непродолжительного спора на свет была извлечена старая военная топографическая карта, и, судя по виду, - трофейная времен Наполеоновского вторжения.
        - Сейчас мы все быстро найдем, - обнадеживающе заявил Дима.
        - Ты хочешь искать дорогу при помощи этого? - Громко засомневалась Полина.
        - Подумаешь, тридцать лет больше, тридцать лет меньше... - Съязвил Антон.
        - Какая древняя карта!
        - Это военная карта, на ней есть просто все! - Уверил нас Дима.
        - Дай посмотреть, - Маша попыталась выхватить карту у него из рук.
        - Что ты на ней хочешь увидеть, Маша? - сказал я, вырывая несчастный свиток.
        - Я все сейчас покажу, - Дима попытался ее вернуть, уже из рук Антона.
        Карту носило по рукам, как Синдбада-морехода по волнам океана. В течении получаса мы все многократно ознакомились с ее содержанием, и каждый высказал предположение на счет того, где же все-таки был поворот. Не то, чтобы с большой уверенностью, а скорее просто используя метод среднего арифметического, мы в итоге решили, что скорее пропустили поворот, чем не пропустили, и развернулись. Карапуз, грустно вздохнув, снова уставился в ручник - он изначально был настроен на что-то подобное.
        Проехав несколько километров в обратном направлении, Дима неожиданно скомандовал:
        - Сейчас съезжаем!
        - Сюда? А мы в Раков больше не едем? - Спросил Антон.
        - А зачем, если можно просто на машине покататься?
        - Симпатичный поворот, очень живописное место.
        - Да здесь до Ислочи, как до Луны пешком, у меня тут друг экскурсии водил. Здесь есть только деревянная церковь, а она, поверьте мне на слово, - это совсем не такое длинное и извилистое, наполненное карасями.
        - Дайте мне на карту посмотреть.
        - До Ракова нужно было ехать.
        - Да не тяни ты руки, Маша, карта тебе ни к чему, пообщайся лучше с карапузом, взрослым человеком.
        - Ну а вот и церковь, хотите экскурсию?
        - Ничего страшного, мы если что снова развернемся.
        - Карту мне дайте.
        Деревня Падневичи блуждающей пулей бродила по окрестностях, но мы в микроавтобусе наступали ей на пятки. Но вдруг, в самом апогее страстей, она выскочила из-за кустов Сивокой-Буркой, развернув перед нами бетонный мост во всей его красе. Димин упавший было авторитет за одно мгновения взлетел на целых тридцать пунктов.

    ... продолжение будет

































  • Отражение

  • Мальнькая история про одного психолога… Разукрась грэй-скейл принт…



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи