Ноя
10

Безымянный 30196




  • Лето 2010 - All These Things That I’ve Done

  • Произведения Эшрефа Шемьи-заде


  •                                                          К Р И В Л Я К А

                                                                                                                 

     

       В одном городе жил мальчик по имени Коля.

    Коля был послушный мальчик всегда мыл руки перед едой, а когда забывал, то тотчас по подсказке мамы восполнял свое упущение.

    А еще Коля любил играться во дворе. Двор у них был большой, в центре его располагалась большущая клумба, где росли самые разные цветы: ромашки, розы, анютины глазки... Справа находилась песочница – раз в неделю, трехтонный самосвал, сваливал в песочницу огромную гору желтого, влажного песка. За этим, обычно наблюдала вся малышня их двора. Мальчики Колиного двора несли на себе обязанности защитников проживающих на дворовой территории, но, в особенности, они защищали девочек. Коля был полноправным участником всех дворовых дел. К примеру: пригрозить Витальке из соседнего двора, чтобы он не приставал к «их» девочке Лиле, или сходить с пацанами на какой-нибудь американский боевик. Но была у Коли привычка, из-за которой он нередко ссорился со своими товарищами, даже, доходило до слез... Дело в том, что Коля был кривляка. Нравилось ему, к примеру, подкрасться сзади к Юльке, со второго подъезда, и, двинуться вслед за ней,  также как и она, свесив по обезьяньи руки,  и выпятив вперед подбородок. Заметив, что ее передразнивают Юлька, конечно, сразу же пускала сопли, и оглашала двор заливистым девчоночьим плачем. Любил Коля и подсесть к Сережке, который всегда шумно сопел из-за постоянных пробок в носу, и очень на него похоже, шумно выпускал из ноздрей воздух, смешно посвистывая, так, что все окружавшие их ребята просто покатывались со смеху. Он так приучился всех кривлять  и передразнивать, что, кажется, просто не мог жить без этого.

       Так Коля прожил семь лет и пошел в школу. Школа для Коли началась с первого звонка и утренней линейки, на которой, он, по привычке, передразнивал всех, кого ни попадя...

    После линейки он направился в свой класс. Классная руководитель, Полина Алексеевна, начала урок со знакомства. Дойдя до Колиной фамилии, она, посмотрев на него, вдруг сказала:

       -  Мальчик, а ты из какого класса?

       -  Из первого «Б», - ответил Коля.

       -  Назови еще раз свою фамилию? – снова поинтересовалась учительница.

       -  Грачев, - ответил Коля.

       -  Ну, нет, - удивилась учительница, -  ...я прекрасно запомнила Колю Грачева на празднике Первого звонка. У Коли Грачева надутые губы, выпученные глаза,  язык постоянно высунут изо рта, да и сам он как юла, все время вертится в разные стороны.

      Коля только раскрыл рот, чтобы что-то сказать... Но учительница, даже не захотела и слушать:

       -  Ты мальчик совсем из другого класса. Своего Колю Грачева я хорошо знаю.

    ... У Коли слезы навернулись на глаза, когда он выходил из дверей школы. Как же так, он ведь отлично помнил и учительницу и своих будущих одноклассников. Вот, к примеру - Вовку, севшему на третью парту в ряду у окна..., он так смешно моргал, скрывая зрачки от  лучиков солнца, стоя на линейке, что его невозможно было не поддразнить. А та девчонка с рыжей косой, Вика, кажется, она все время облизывала губы, так что и он, вслед, высунул язык и стал за ней повторять. Получилось так похоже, что смеялись даже стоявшие рядом взрослые. А!! Вот оно что!! Неожиданно догадался Коля... Я же всю праздничную линейку корчил рожи и дразнил то Вовку, то Вику, то еще кого-то. Просто учительница не знает моего настоящего выражения лица. Я, постоянно, или надувал губы или вращал глазами, поэтому учительница решила, что я такой и есть. Коля обрадовался, что все так легко объяснилось и не теряя времени поспешил к небольшому одноэтажному зданию на другой стороне улицы, на фасаде которого красовалась светло-зеленая вывеска: «Фотоателье». Коля, даже, знал фотографа, здесь работающего – это был дядя Сережа, отец Никитки, неуклюжего маленького толстячка с первого подъезда их дома. Никитку Коля очень уморительно передразнивал. Коля решил сфотографироваться и предъявить учительнице свою собственную фотографию. Теперь уж, когда он предъявит учительнице свою собственную фотографию, ей станет ясно, что Коля Грачев, это он, один-единственный, и что никакого другого Коли Грачева нет и быть не может. На фотографии будет виден и его не раздутый нос, и совсем невыпученные глаза.

       Усевшись перед фотоаппаратом дяди Сережи, Коля замер. Дядя Сережа долго всматривался в зрачок отдающего синевой фотообъектива и, наконец,... отвел фотоаппарат.

       -  Никогда никого не обманывал, - произнес дядя Сережа, - ... и сейчас не буду. Не знаю, для чего тебе фото, но пока ты не примешь свой обычный вид, я складываю руки.

       И он поднял руки, в знак того, что отстраняется от своих обязанностей. Коля опешил. А дядя Сережа продолжал:

       -  Я ведь Коля тебя уже давно знаю. Во-первых, у тебя раздутые щеки, и брови ты обычно насупливаешь так, что они почти касаются переносицы. Почему ты вдруг состроил такое неестественное лицо? Может быть, ты совершил преступление, и теперь хочешь изменить свою внешность, чтобы ускользнуть от наказания!?...

       Низко опустив голову, выходил Коля из дверей фотоателье и понуро побрел к своему дому. Ему оставалось только обогнуть клумбы и оказаться у своего подъезда, как навстречу ему, откуда ни возьмись, выбежал Пух, большая лохматая дворовая дворняга. Неожиданно, Пух, полностью проигнорировав свое знакомство с Колей, обдал его неистовым и заливистым лаем.

       -  Пух, Пух, - жалобно запросил Коля, - ...это же я, ты что меня не узнаешь?! Пух на секунды задумался и сделав ему одному известный расчет, снова несколько раз гавкнул.

    Коля частенько дразнил Пуха, подражая его рычанию, когда тот гонялся за дворовой кошкой. Как бы то ни было, но Пух его не узнал и он, скаля острые зубы, стал медленно наступать. Коля, испугавшись забывчивости Пуха, дал стремительного деру, чтобы тот, чего доброго, в него не вцепился... Уже отбежав далеко от дома, он слышал возбужденный Пушиный лай.

       Грустный и обиженный на всех Коля сел на скамейку и заплакал. Слезы дождевыми струями катились из его глаз, которые, как никогда, были чисты и прозрачны.

       -  Коля! Грачев! Ну, куда же ты пропал?! Неожиданно услышал он, чей-то знакомый голос. Коля поднял голову. Перед ним стояла... его классная руководительница.

       -  Прогуливаем? – подмигнула она.

    Коля не знал что отвечать. Но, собравшись с силами, почти без всякой надежды, он прошептал:

       -  Я из первого «Б»... Я – Грачев, Коля...

       -  Разумеется, из первого «Б», а из какого же еще, -  недоумевала учительница...- Я прекрасно тебя помню Коля Грачев. Странно только, почему ты первый урок пропустил...

       Коля от радости, даже не стал ничего объяснять, он только смахнул росинки слез и хрипловатым от волнения голосом попросил:

       -  Я пойду в класс?...

       -  Иди, конечно, - сказала учительница. И, глядя на его одновременно растерянное и радостное лицо, рассмеялась переливчатым грудным смехом. 

     

     

    

     


  • Лето 2010 - All These Things That I’ve Done

  • Произведения Эшрефа Шемьи-заде



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи