Ноя
11

Безымянный 59854




  • А вот и тестовая разводка мостов, в предвкушении лета!

  • Живой Ленинград: Как стать звездой…


  • У меня болит голова (или нет, она не болит) - просто мне не по себе, словно рухнула крепость, возводившаяся долгие годы, у меня совсем ничего нет, нет этих спасительных стен, а стрелы противника легко ранят, среди руин отцветают розы. Ветер дует в бреши. Маленькие бреши в стенах, за которыми я ещё могу кое-как спрятаться.

    Нет спасительной уверенности в твоём существовании. Ты превратился для меня в экранную картинку. Я больше не нахожу смысла в твоём образе. Как в звезде, которая перестала светить. Потому что форточка захлопнулась и кто-то опустил шторы.

    И вот я стою здесь, на мосту перед Иезуитским колледжем в Кутной Горе, и смотрю вниз и далеко вперёд. Ветер треплет неровно обрезанные в припадке упадочного настроения волосы. На циферблате часов Святого Якуба играет солнце. Я поворачиваюсь и иду по Барборской улице к дому, на фасаде которого покачивается, расправив крылышки, божья коровка.

    Потом на Рутгардской улице, у Луцернаржовского дома, изучаю полустёршиеся письмена на памятной табличке возле фонаря. Кто был этот Вацлав Луцернарж? Может, фонарщик, а может и нет.

    И на Якубской улице нахожу заросший зеленью образ св. Лукаша. Замшелые камни под ногами.

    Я всё иду и иду. И Карел Гавличек Боровский в парке на Гавличковой площади напоминает мне другого, со сломанной рукой, в нише дома, через который просачивается время.

    На площади Палацкого захожу в книжный магазин "У серебряного гроша", покупаю монографию о дверных молоточках и дверных ручках Старого Города пражского. Отыскиваю там свои. Бородатая голова морского царя смортит на меня молчаливо, сомкнув уста замочной скважины, проглотив её. Какой-то зверь в виде ручки спросонья таращит глаза в сторону и разевает пасть.

    На Шултисовой улице разглядываю росписи на доме приматора Яна Шултиса, приветствуя горняков, усатого и безусого, высунувших головы из стен по краям портала.

    Святой Флориан на углу здания пожарной станции, что на Гусовой улице, просит принести ему воды из Каменного фонтана. Сосуд его пуст.

    Встречаю Микулаша Дачицкого в ресторане, по стенам - светоноши с двурогими факелами. Прокопчённый потолок старочешской пивной, увешанный карикатурными изображениями. Огромный кит в духе Босха, обжора, воплощение смертного греха, настоящее страшилище Апокалипсиса. Шумный пир. И мирный поросёнок на столе. А ещё некий господин, пропивший все свои сбережения и глубоко за полночь с треском вылетающий за порог.

    Возвращаюсь к мосту. Засыпаю в маленьком домике на улице Под Барборою. Утром встаю и иду к мосту через Врхлице. На мосту сидит водяной, носки вместе - пятки врозь, на голове шалашик, курит трубочку. Вздыхает: нельзя войти в одну и ту же реку дважды. Гераклит. Ну что ж, говорю, твоя правда. Я тоже не сумела, как ни старалась. Этого лета, этих стрижей больше не будет. Полуразрушенных замков с темноокими башнями на вершине скалы. Выжженной солнцем травы. И синего неба, плещущего в проёме окна, в которое я упаду, как в море...


  • А вот и тестовая разводка мостов, в предвкушении лета!

  • Живой Ленинград: Как стать звездой…



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи