Ноя
11

Безымянный 77523




  • Блины

  • ПРОГРЕСС КАК ФОРМА САМОРАЗРУШЕНИЯ [2]


  • Проснулась утром, на дереве за окном лопнули почки, стоит оно в салатовой дымке. Солнышко. Птицы чирикают. В груди - ощущение подъема, замираешь и ожидаешь, надежда что будет.... Знакомое с детства ощущения огромного мира. Раньше с ним жил, теперь временами везет, случается.
    В эту неделю в году, оно бывает всегда. Идет Пейсах, сегодня - Пасха.
    Я тут стала вспоминать, как было в детстве, когда о чем узнала.
    В СССР никакой Пасхи не было, а крашеные яйца были. С мацой сложнее. У маминых родителей практически всегда был 1-2 листочка настоящей, часто израильской. Откуда - не знаю. Но дедушка, до  того, как стать коммунистом, много что успел выучить и на иврите читал. Как его убежденный и активный коммунизм уживался с мацой не скажу, но была. Она мне, кстати, не нравилась, безвкусная.
    А вот у второй бабушки, всегда была домашняя, на яйцах. Выпекание - целый процесс. А потом на буфете лежала стопка пузырчатых золотистых листов. необыкновенно вкусные, давали дозировано. Их делали к семейному сбору.
    Кстати, слово "Пейсах" я узнала от израильтян, практически в 40лет. Была Пасха. "Их" и "наша". В детстве, и даже молодости, наблюдалось странное явление: одновременно знала, что разные и   не сильно различала. Точнее, представляла, что мое, что - не мое и достаточно рано (в 5 лет меня не только во двор не пускали с куском мацы, но и с балкона в комнату звали). Скорее, я, как японская девушка у Овчинникова, брала то, что нравится.
    Так вот, крашенные яйца восхищали. Малиновые, бирюзовый, охра. Яркие, они привлекали цветом, как искусственные цветы и раскрашенные копилки на Евбазе (Еврейский базар - реальное название. Его нет с шестидесятых. Там теперь площадь с отелем, универмагом и цирком). Этим богатством хотелось владеть.
    Мама работала за городом, в деревне. Ее сотрудницы всегда присылали мне пасхальный подарок: прекрасные яйца и какую-то булку. Она мне не нравилась, я вообще не любитель дрожжевого теста. Что это кулич, узнала позже. А о существовании пасхи, как блюда, где-то в 26-27, уже в Москве. Кстати, никогда не пробовала.
    Очень рано знала, что наша Пасха - другая. Так бабушка угощала фаршированной рыбой одну соседку в нашей коммуналке и не угощала другую.
    Для меня это был особенный праздник. Бабушка, папина мама, каждый год собирала всех. Как в ее комнате помещалось больше двадцати человек, не скажу, но это было здорово. Необыкновенное чувство семьи, единения.
    О Моисее мне рассказал папа лет в 13. Идея, что не должно быть раба для меня оказалась доминирующей, и сопровождает всю жизнь.
    Смысл православной Пасхи для меня был долго неизвестен. Пожалуй, стала понимать, когда сообразила, что в "Мастере и Маргарите" про это. Роман первый раз прочла в десятом классе, но тронул он меня после 20, так что и мысли стали приходить тогда.
    Точно для меня эти праздники до конца не разделялись. Любимое занятие молодежи Киева было сходить на пасхальное богослужение, тем более, что пела там академическая капелла, и это было прекрасно и величественно.
    Особенно забавно было то, что с целью борьбы с религиозными заблуждениями, КГУ проводил день физика в это время. Это был яркий, остроумный праздник. Кончался он где-то в 22-23, и по бульвару Шевченко мы шли минут пять к Владимирскому собору.
    Прекрасное пение в храме, расписанном лучшими художниками конца девятнадцатого-начала двадцатого века, колокольный звон над весенними парками и бульварами, конечно не могли не задевать душу.
    Мы были молоды, веселы.
    Я ночевала в эти дни у бабушки, она жила близко. Иногда я приходила не одна: или подружка со мной ночевала, или меня провожали, а часто и то, и другое. Бабушка поила нас чаем, могла с той же домашней мацой.
    В таком состоянии я держалась долго. Помню, что в первые годы семейной жизни пекла мацу и красила яйца. Не думаю, что за этим были какие-то идеи. Просто хотела передать дочери ощущение радости моего детства.
    Могу сказать, что я не уникальна в таком подходе. В середине девяностых, я работала в совместном проекте с израильтянами. Мы тестировали подростков, для участия в одной программе. Ездили по Украине, как раз в тех места, где до войны плотно жили евреи. Общались  с подростками из последних еврейских семей. На вопрос "Что такое Пейсах?" обычный ответ "Так ерэйская Паска, что ли?"
    И один из диалогов дальше:"А что там бывает" - "Ну так яйця". "Зачем?" - "Чэм кручэ яйця, тэм кручэ еврэй"





















  • Блины

  • ПРОГРЕСС КАК ФОРМА САМОРАЗРУШЕНИЯ [2]



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи