Ноя
11

blessings




  • МОИ СТИХИ

  • Безымянный 6685


  • В далеком дворовом детстве у меня была подружка, которую звали Катя. Среди нас всех она выделялась взрывным слёзным характером, недетской жадностью и еще тем, что в то время, когда мы уже оканчивали начальную школу, она только-только пошла в первый класс. Хотя и была нашей ровесницей.

    У Кати был сахарный диабет.

    Это значило тогда для нас только то, что несколько раз в день она сама вкалывала себе инсулин, и на ногах у нее были страшные синяки − от уколов. Что ее нельзя было толкать − даже в шутку. Она никогда, даже в самую жару, не выходила на улицу без носков. Кривая ее настроения то резко падала, то так же непредсказуемо взмывала вверх − в зависимости от уровня сахара в крови. Катя была обидчива и часто ревела по поводу и без него.

    Каждый год жизни у нее делился на две половины. Одну половину она проводила дома, где у нее были пожилые родители (она была поздним, желанным и очень любимым ребенком) и злой сиамский кот Мика, каталась на роликах, играла во дворе каждый вечер, наедалась вместе с нами мороженого, чипсов, семечек и чупа-чупсов. Другую половину она пролеживала в больнице под капельницей. Дело в том, что Кате нельзя было есть ни мороженого, ни чипсов, ни чупа-чупсов.

    Всем нам можно было, а ей нельзя.

    Примерно восемь лет назад наша компания раскололась надвое, мы с Катей оказались в разных тусовках и с тех пор никогда уже не общались. Хотя до сих пор помню, что день рождения у нее 18 сентября.

    А вчера я узнала, что у нас в первом подъезде умерла девушка Таня. Я знала о ней только то, что ей было тридцать лет. У нее были мама, бабушка, пекинес и рыжий кот.

    У Тани тоже был сахарный диабет.

    Где-то в походе она поранила ногу. При сахарном диабете это может быть очень опасно. Для жизни. Ногу пришлось ампутировать. Полгода Таня умирала в больнице. И вот умерла.

    На улице светит солнце, новое дворовое поколение играет в квадрат.

    Недавно я услышала фразу “we are so blessed in many ways we may never know”.

    Мы можем никогда не узнать, насколько много у нас было благословений. Дело не в том, что пока гром не грянет… Дело даже не в том, что каждый человек счастлив и несчастлив по-своему. Дело, собственно, заключается в том, что мы правда можем этого никогда не узнать, − насколько сильно мы любимы Богом. Пока сами не захотим.


  • МОИ СТИХИ

  • Безымянный 6685



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи