Ноя
10

ЧТО произошло в СССР?




  • Самая полная коллекция исторической статистики России-СССР.

  • Советский Союз умер! - Да здравствует Советский Союз!


  • Вопрос о том, ЧТО происходило в СССР (социализм или госкапитализм), имеет громадное практическое значение. И вот почему.
    Если происходило строительство социализма, тогда придётся признать, во-первых, что политические репрессии, ужасы ГУЛАГа, голодомор 32-33 гг. есть неизбежное следствие строительства социализма (хотя бы потому, что ролью субъективного фактора и случайностью этого не объяснить: это всё повторялось многократно в Кампучии, Корее, Вьетнаме, Китае).
    Во-вторых, придётся ответить на вопрос, почему же социализм в СССР оказался экономически неэффективен.
    В-третьих, придётся ответить на вопрос: если в СССР имела место власть народа (если же социализм не есть власть народа, пусть меня поправят), то как могла эта власть совершенно безболезненно и бескровно, так потрясающе легко смогла быть отнята у этого народа в 91-м?
    В-четвёртых (и это самое главное сейчас, это именно то, ради чего нужны первые три вопроса), нужно понять, что дальше делать марксистам? Что строить? Ведь, если реконструировать социализм СССР-овского типа, придётся реконструировать и сам СССР, и его провальную экономику. Кроме того, что слишком мало кому этого захочется в принципе, на пути этого процесса стоит нечто исторически-объективное: именно то, от чего он развалился, ЧТО вызвало его развал.
    В ответе на эти четыре вопроса содержится выход международного марксистского и вообще левого движения из кризиса.
    Это ответ, даваемый сторонниками теории государственного капитализма в СССР. В книге «Левые коммунисты в России», убеждает не столько витиеватый слог и ход мыслей современных западных марксистов, сколько голос непосредственных очевидцев, стёртых в лагерную пыль за этот голос: «слово покойников» Мясницкого, «Рабочей оппозиции» А. Коллонтай, «15-ти» и др., тезисы и аргументация которых весьма убедительны.
    В самом деле, а ЧТО же есть социализм, если не непосредственно-рабочая власть, контроль рабочих (рабочих депутатов) над производством и всем обществом?
    Ясно показанная «Левыми коммунистами» дилемма — строить социализм (т. е. власть трудящихся) руками самих трудящихся либо строить его руками оторванной от трудящихся и классово чуждой им бюрократии — отчего-то была решена в пользу второго и развитие ситуации в СССР 20-х годов не пошло ни по одному из путей, предлагаемых цитируемыми в «Левые коммунисты в России» авторами и группами.
    Весьма, конечно, важно выяснить, почему именно «не пошло»; но гораздо важнее выделить в ответе на этот вопрос — а МОГЛО ли пойти другим путём? И, если принципиально НЕ МОГЛО быть ничего иного в СССР (даже неважно, почему именно) придётся поставить крест на марксизме как теории, позволяющей решить проблемы человечества. Потому что СССР был настолько огромен по всем своим ресурсам, что мог быть — после проведения индустриализации — аналогичен группе промышленно-развитых государств; т. е. построение социализма в отдельной стране ТАКОГО масштаба представляется возможным. «Можем, если захотим» - видно было в Советском Союзе на каждом шагу. Но почему-то на каждом же шагу было очевидно, что «не хотим» - что-то сдерживало производительные силы. Масштаб глупостей, лжи, лицемерия, бестолковости в СССР был настолько колоссальным, что говорить о международном заговоре, якобы ставшем причиной его распада, просто смешно. Будь потолковее организовано, будь общество менее пропитано фальшью — был бы социализм и, возможно, даже коммунизм. Но было то, что было: ставшие смехотворными лозунги, организации; планово-убыточная экономика и идиотизм на всех уровнях.
    Что же сдерживало производственные силы в СССР? Форма производственных отношений! Не был рабочий хозяином предприятия, средств производства. Ничего он не решал, ни за что он не отвечал, не распоряжался прибавочной стоимостью — пусть даже в опосредованной форме; реально был угнетённым классом. Хозяином была — партноменклатура, чиновники; с трудящимися могли сделать буквально всё, что угодно (и делали).
    Корректно ли это с точки зрения марксизма, т. е. является ли «сферическая» бюрократия «в вакууме» классом или не является — автору представляется не слишком важным. По факту, по событиям, очевидцем и участником которых автору довелось быть — бюрократия ВЫСТУПАЛА как класс, поскольку распоряжалась всем вообще, в т.ч. и прибавочной стоимостью, и производством, и всей вообще властью. Трудящиеся же ясно или смутно осознавали это и оттого были совершенно равнодушны к происходящему, аполитичны и апатичны (инерция именно этого настроения и есть «совок», сохраняющийся у многих по сей день): не было ни демонстраций, ни беспорядков (за исключением путча ГКЧП).
    Суть дилеммы, поставленной в 20-е годы, в следующем: является ли самоуправление трудящихся более прогрессивной формой производственных отношений, чем капитализм (даже не важно, государственный, частный либо какой-нибудь ещё)? Является ли оно экономически эффективнее? Ведь именно это производственное самоуправление и есть социализм (которого де-факто у нас и не было, ибо никто его не видел), в перспективе ведущий к коммунизму. От ответа на этот вопрос зависит, возможен ли коммунизм в принципе? Ведь, если ответы соответственно «нет», «нет» и «нет», то ничего иного, кроме как СССР со всем его блеском и нищетой пост-сталинизма, выродившегося в откровенный капитализм в 91-м, построить не было возможно и не удастся в будущем; это тупик и тут закрывается занавес на сцене истории.
    Суть же тезисов «Рабочей оппозиции» - в ВОЗМОЖНОСТИ, НЕОБХОДИМОСТИ и исторической НЕИЗБЕЖНОСТИ внедрения самоуправления трудящихся на местах, социальное и производственное творчество которых («стихийно здоровое», по слову А. Коллонтай) и есть суть социализма как процесса строительства коммунизма.
    Нужно отметить, что опыт передовых корпораций, прежде всего японских (знаменитые «кружки качества» и прочие формы НИЗОВОЙ активности в плане улучшения производства; т. н. «нематериальные формы стимулирования труда» и пр.), является попыткой вырвать по ниточке из коммунизма на нужды капиталистического производства.
    Не вполне ортодоксальным, но весомым доказательством возможности коммунизма является его «первая ласточка» - свободное программное обеспечение, изготовляемое энтузиастами и ПРЕВОСХОДЯЩЕЕ по ВСЕМ параметрам СТОИМОСТИ - по удобству пользования, безопасности, доступности, быстроте работы - капиталистический продукт (прежде всего «мелко-мягких»); при этом имеющему НУЛЕВУЮ ЦЕНУ.

















  • Самая полная коллекция исторической статистики России-СССР.

  • Советский Союз умер! - Да здравствует Советский Союз!



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи