Ноя
10

Цвет волны




  • Не люблю зеленый цвет, что вы можете сказать о моем характере?

  • Обучение цветам


  •  Свет - это цвет, а цвет - это свет. У цвета этого, совершенно особая интесивность, структура, фактура, плотность. Он загорается внутри - прокалывает диафрагму тоненькой иголкой лучика, не ткацкой, но швейной, такими иглами матушки и бабушки всех возрастов, стран и конфессий вышивают радужные и пастельные гобелены и гобеленчики. Иные по готовому рисунку, лишь обновляя и освежая тусклый трафарет, иные - по эскизу, иные - по наитию.
    Он прокалывается внутри, как звездинка на бархатном полотне небосклона, и яростная дырочка разрывает с треском безмолвное полотно цвета отсутствия, отсутствия цвета - черноты. И как плотные нитки из атласно блестящего египетского хлопка, цвет оживляет потускневший трафарет образов, засевших в самой подкорке, в том кувшине подсознания, где молоко безо всякого вмешательства превращается в малиновый кисель, как сказочная река переходит в берега - и вот уже шлёпает босыми пятками по щекотному ласковому лугу девочка в лазурном платьице окликая по имени непутёвого братца, в который раз налакавшегося зачарованной водицы из лужи Леты.
    Здесь полно всего, в этой палитре. Добротные краски замешены, как и полагается по заветам голландской школы, на яичном желтке. Прихотливая кисть цепляет жирную увесистую каплю яркого алого всплеска и втирает, нарезая рельефные круги, в ловкий шлепок тягуче-синего калейдоскопа - вот вам, пожалуйста, сочная зелень. Она годится к любому столу, к самому острому и самому нежному, и в салат, и сама по себе, и на холостяцкий бутерброд аскетичный ложится как нельзя кстати, и под водочку трескается с изрядным аппетитом.
    Больной тоской, больной любовью, больной обречённым неудержимым счастьем Данте выводит эскиз страдальческого, освещённого божественным просветлением лица своей погибшей в тенётах опиума Беатриче. Он вливает сок и сияние тысяч сверхновых в навеки утерянные исцелованные глаза и ставит последний штрих - ярко, мучительно алый голубь в её руках, поцелуй веры, феникс катарсиса.
    Краски тускнеют, время покрывает патиной медь и бронзу, чернит серебро, заращивает лучи великолепия, лишь местами редкими выбивающиеся теперь из холста. Но реставратор, безымянный и влюблённый, самым кончиком тончайшего лезвия соскабливает коросту старения, высвобождает и вновь наполняет свежими соками красок чувства Данте, и Беатриче живёт.
    В работе реставратора есть опасность, как и в любой другой живописи любого ремесла - переусердствовав с красками, можно домешать палитру до первородного и глобального белого цвета. Так отец объяснял мне в детстве спектры излучений на примере самодельной юлы. Вот стоит зубочистка, на которой жвачкой закреплён разделённый на семь секторов картонный круг, и каждый сектор окрашен в цвет радуги. Ловкое отточеное движение пальцев, и юла приходит во вращение, скручивая цветовую гамму в безупречно-молочный водоворот.
    Сейчас же этот единственно верный общий цвет чистого листа самостоятельно разлетается конфетти и фейрверками, расцвечивает все сектора сознания в идеальные правильные тона.








  • Не люблю зеленый цвет, что вы можете сказать о моем характере?

  • Обучение цветам



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи