Ноя
11

дом в поле (часть 3)




  • Как я нашла косметику ЛЕК (и космецевтику Lek)

  • Заметка о счастье)))))))))))


  • Но снова наступило завтра и после моего предложения пойти на реку, я увидел устремлённый на меня снисходительный взгляд. Она согласилась, но так же молчала всю дорогу и смотрела по сторонам. Я что-то долго рассказывал, но потом умолк, не находя в Ней поддержки. Тогда я и почувствовал  злобу на себя, за то, что говорю всё мимо, за то, что поступаю именно так, а не иначе. Сделай я что-то по-другому, может быть, как делал раньше, без особого оптимизма, решительно, Она не была бы такой скрытой. Меня вдруг начало угнетать её нежелание открыться, дать понять себя. Всё это было глупо и мне очень захотелось стать другим человеком, который, не размышляет так тщательно над любым действием (своим или чужим), не отвлекается на мечтания, а просто способен помочь, может быть силой, вопреки желанию другого человека, но надёжно и наверняка. Я понял, что не смогу совсем уйти от той тоски, о которой начал забывать, что моим прежним состоянием я всё-таки обязан месту и обстоятельствам. Понял, что ошибался в тот день, когда промокал на крыше.

    Будто очнувшись, я осмотрелся вокруг: дорога уже закончилась.

    Мы находились посреди засыхающей травы, которая всё же продолжала приятно пахнуть. Было совсем безоблачно. От зноя стало видно, как ультрафиолет, до этого незаметный глазу, застывает в сухом воздухе. Я оказался впереди и обернулся. Она стояла посреди поля и смотрела на единственное в округе большое раскидистое дерево, которое виднелось на полосе горизонта. Так продолжалось несколько минут, но тогда мне показалось, что  время сильно замедлилось или совсем перестало идти.

    Позже мы уже были на реке. Я искупался и вернулся к ней на берег.

    – Не нужно полотенца – сказала она – здесь вообще ничего не нужно. Всё протекает медленно и спокойно, как мы и хотели, помнишь? – я кивнул, – но одно дело представлять себе и совсем другое испытывать это. Сам же говорил.

    – Говорил, имея в виду, совсем другое.

    – Отчего же – возразила Она – по-моему, отличное универсальное правило для всех ситуаций. Мы-то думали, что это и будет целью – оказаться здесь, и тогда, по её достижению всё преобразиться.  Да тут хорошо, но не настолько. Мы переоценили... а может быть, только я.

    Она положила свою руку на мою, которая лежала на прибрежных камнях. Мы смотрели на воду, которая слепила глаза, и не оборачивались друг к другу.

    – Извини, но я не могу отделаться от мысли, что и это проходной этап, который так же закончится. – продолжала Она.

    – Знаешь, это смешно. До приезда сюда, я думал так же. МЫ думали так же. Потом прошло время, и моё мнение изменилось, не знаю из-за чего, сам ли я смог или повлияло окружение, но это случилось, хотя раньше казалось невозможным. А теперь, я вдруг понял, что ошибся. Такое вот движение из стороны в сторону.

    – Понял из-за меня? – спросила она.

    – Не знаю. Сейчас мне кажется, что уже ничего не знаю.

    – Вот поэтому я и не хотела приезжать, чтобы не возвращать тебя «туда», на другую сторону. Уже давно я заметила, что ты способен обрести эту пресловутую лёгкость бытия, а я нет.

    – Ты даже не пытаешься. Как тебе знать? Что за упрямство в тебе сидит? Ты никогда не слушаешь когда, я говорю, какая ты на самом деле.

    – Нет…

    – Без нет – прервал Я, – ты только хочешь казаться несчастной, (уж не знаю почему), но ты не обречена на это. Если бы Ты только рассказала мне, что тебя на самом деле заботит, без сохранения преграды, которую ты строишь между нами.

    Она не ответила и после нашего молчания сказала:

    – Я уеду через два дня.

    – Не удивила. Но Я не хочу этого.

    – Нет, мне нужно… мне дали только неделю.

    – Так тебя приняли в этот журнал? – спросил я.

    – Да, и дело только в этом. Я и сама хотела бы остаться. Извини, что помешала тебе и приехала, что развеяла… - говорила Она, вставая и отряхивая свою юбку.

    – Вот именно что развеяла. Вокруг был туман. От одиночества. Мне  важнее быть с тобой, чем плясать здесь на виноградных полях, чем искренне радоваться одному. Но я точно понял, что этого можно достичь вновь, вместе и у нас это получиться. Нужно только чтобы ты поверила.

    – Хорошо, - сказала Она и подняла свою голову, которую до этого держала опущенной, - на следующий год Я поеду сюда одна. Займи мне место пред отъездом.

    На её лице появилась сдержанная улыбка.

    Следующие два дня прошли похожим образом. Но уже без внутреннего напряжения внутри нас. А потом Она уехала. Пришлось съездить на ближайшую станцию и заказать такси, что считается в этих местах невиданной роскошью. Проводив Её до машины, я вернулся обратно в дом и понял, что больше не хочу здесь оставаться. Хозяйка приехала на следующий день. Я поблагодарил её за всё на обломках испанского, который успел немного выучить и заплатил за последний месяц. Она приготовила небольшой ужин, и тогда нам впервые удалось поговорить. Хозяйка тоже сказала, что я изменился.  В ту ночь было особенно сложно уснуть. Стены, предметы, влетающий через окно ветер возрождали воспоминания о том, что произошло со мной здесь.

    Утром я смотрел на дом, в котором прожил всё лето через заднее стекло машины и поднимавшеюся пыль.  Это место помогло мне понять многое, но главное – что нет ничего окончательного. Нет приговоров, которым должен подчинятся человек. Нужно только самому почувствовать оба края - и плюс и минус и не оставаться постоянно на одной стороне. В кармане у меня была записка с Её новым адресом и номер телефона. «Думаешь, так будет лучше?» написала Она. 

    Прощаясь с хозяйкой, я попросил её не сдавать дом кому-то другому на следующее лето.

     


  • Как я нашла косметику ЛЕК (и космецевтику Lek)

  • Заметка о счастье)))))))))))



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи