Ноя
10

Две моих печали. Глава 6




  • Две моих печали. Глава 7

  • Две моих печали. Глава 8


  • 6.

    Выходные прошли. Дианы всё не было. Я, конечно, говорил себе: «На что надеешься? Что она прямо тебе позвонит? (только она взяла мой телефон). Или что ты её на каждой улице поймаешь?» Уже даже начал волноваться, не случилось ли с ней что-нибудь. В порыве безумства я разместил то письмо, которое хотел, в Интернете на сайте редакции. Редакцию, где издавался литературный журнал и не только, я узнал без проблем, по знакомым именам и фамилиям. Написал я очень просто, письмо содержало такие слова: «Диана – самая лучшая, самая удивительная девушка» и «вы должны разрешить ей печататься». Я задыхался от наполнившей меня невидимой энергии и со страстью печатал это письмо. Верил ли я в себя? Да что мне, человеку с больным воображением, и больше ничего… Я верил в Диану. Внутри меня кипел огонь, который побуждал меня на это простое сочинение. Я чувствовал себя как перед решающим выстрелом. Когда он удался, я частично почувствовал облегчение.
    К вечеру мне удалось прогуливаться там, где шумели толпы людей и листопад – удивительное, странное время – солнце тем временем продолжало ослепительно светить. Я, глядя на солнечный свет, что ложился на разные предметы и участки тела, вспоминал нежный взгляд Дианы. Листья падали как какие-то прощальные послания, навевая ужасную тоску. Однажды, снова погрустив по возлюбленной, я купил себе букет цветов и поставил дома.
    А отзывы на моё письмо получились какие-то одинаковые: «он просто сумасшедший» или «очень ты нам нужен со своей Дианой». Но я не сдался и решил написать более конструктивное письмо, даже целую статью. Писал о проблеме творческой личности, которую обычно трудно понять, а из-за непонимания возникают всякие домыслы насчёт творчества, и народ таким образом перестаёт интересоваться истинным человеком искусства и его творчеством, а интересуется каким-то искажённым образом. Писал я, а перед глазами у меня стояла Диана, то как будто на портрете, держащая букет цветов, то держащая лиру в руках, или роман в красивом издании. Всё это ей безумно шло. Я верил, что она должна в этой игре победить и действительно как бы вознестись к звёздам, как я её видел во сне. Вознестись на Олимп и немного побыть сестрой муз. А она уже стала моей музой.
    Представляете, моя статья понравилась тому самому редактору Александру Витальевичу. Он сказал, что написано всё очень мудро, обоснованно, и даже пригласил меня работать в эту редакцию.
    Мы сразу с ним подружились. Я писал статьи, тоже о кино, в одну газету – я неплохо разбираюсь в последнем кино, и рецензии для литературного журнала. Поладить пришлось со всеми, а к Барсуковой даже пришлось подлизаться. Узнал, что она вечерами любит смотреть телевизор – сериалы и всякие программы, так мне пришлось о сериалах с ней говорить.
    Тянулась неделя, где-то скрылась моя Диана. Вечерами я ходил к тому месту, где мы встретились. И мне она представлялась то рядом, то как будто я видел её отражение в витрине. Раз мы в этом городе, и она, по-видимому, никуда не собиралась уезжать, то мы должны встретиться! Только не хотелось, смертельно не хотелось думать, что она всё больна… Иначе самому хотелось заболеть. Как прошла она тренинг? Может быть, лучший тренинг был бы, если б мы вместе сейчас сидели, например, у меня на балконе и сочиняли сценарий.
    Всё для меня застыло в её отсутствии, словно опавшие листья, которые встречались на улице. Хотелось заснуть, уйти в другую форму бытия… Но ничего не отнимало у меня творческих сил. Я, представляя перед собой Диану, всё писал разнообразные рецензии на то, что писали совсем другие люди с разной судьбой. Я ждал её, как она всю жизнь ждала меня.








  • Две моих печали. Глава 7

  • Две моих печали. Глава 8



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи