Ноя
11

Дверь во сне. Пробуждение. 01.




  • Милые кости

  • Собственный ад


  • Во сне, как всегда, много народу. Все они чего-то говорят, но не впопад, тусклым голосом декламируя каждый о своем. Вообще, здесь становится слишком людно. Мне не очень хорошо видно, где я. Иммено не видно: я медленно продвигаюсь через густую толпу, над головой далёкий потолок намекает на необъятный зал, но какого назначения? Кто-то тянет меня за рукав. «Выход там», и показывает куда-то в лево. Я вспоминаю что Сартр говорил, «Ад - это другие люди», правда, их там было меньше. 

    Кое-как проследив куда указал незнакомец, устремляюсь в предполагаемом направлении, и правда, через какое-то время идти становится проще, толпа редеет. Можно оглядеться по сторонам. Действительно, я в обширном зале, больше всего похожем на станцию метро, но без поездов. В огромные окна льется теплый, ровный дневной свет, и видно белёсо-голубое небо в редких облаках. Мне хочется туда, на свежий воздух, почему-то я знаю что там сейчас весна, уже тепло, а почки на деревьях почти все распустились.  

    «А ты быстро соображаешь», приветливо обращается ко мне тот-же голос, только теперь он принадлежит молодой девушке. «Пошли, я знаю тут один проход». Шагать рядом с ней легко и приятно, и я не задумываюсь о том, откуда она появилась. В светлой джинсовой куртке поверх пестрого летнего платья она мне кажется студенткой. На мой вопрос она отвечает смехом, и признается что учится на историческом. «Но это не то, что ты думаешь. Это история одной книги», она непонятно поясняет, «старой такой книги. На твоем родном языке». История книги? Эти слова мне что-то напоминают, но я не уверенна, что. Или кого.

    Заворачивая под очередную арку мы оказываемся в узком коридоре, столь неожиданном после просторного зала. На стенах висят портреты и пейзажи. Музей? Я не успеваю додумать. Время сворачивается, забегает вперед, елозит, увиливает. Я вдруг не успеваю следить за происходящим. Девушка тем временем уже отпирает дверь в стене, которой там до сих пор не было. За дверью тепло, тянет ветерком, пахнет садом, и совершенно кромешная тьма. Я медлю. «А что?» интересуется студентка, «Ночь ведь на улице....». Проследив за моим взглядом, тщетно ищущим зал за спиной, она улыбнулась. «Да, к этому надо привыкнуть. Пошли, а то еще эти набегут, как их там, а это не официальный выход, между прочем!» и потянула меня за собой. Кто "эти", я хотела спросить, и не успела. Мы оказались на улице. Двери за спиной не стало. 

    *

    Я не просыпаюсь, а иду следом за ней по узким улочкам, освещенными одним лишь лунным мерцанием. Ветер ласкает мое лицо — а ведь я почти забыла, как это. Пахнет свежестью, этот ночной город тихо дышит липой, а вокруг легкая и приятная тишина. Изредка, из каких-то невидимых мне переулков, доносятся звуки музыки, пения, голоса и смех — хоть и освещенных окон не видно. Зато видны звезды над головой — яркая россыпь бриллиантов притягивающая взгляд. В темноте силуэты домов расплывчаты, полу-скрыты за уютными ажурными калитками и пышными живыми изгородями. Мне почему-то кажется что мы идем домой.

    Зачарованная, я чуть не пропустила момент когда моя проводница завернула в один из двориков, и только в самый последний момент юркнула за ней. Необъяснимо, во дворе было немного светлее: на маленькой веранде примостился столик с фонарем, а в окнах нижнего этажа поблескивал свет — как оказалось, там горели свечи.

    «Вот мы и пришли!» заявила девушка. Она улыбнулась, и тут же сморщила лоб в нерешительности: «Не знаю, только, сможешь ли ты войти в дом… тут у нас немного странно бывает. Посиди пока на веранде», она указала на плетенные кресла в углу, «а я пойду окно открою».

    Спрашивать, почему именно окно, было бесполезно, да я и так поняла, почему: двери не оказалось, и она просто прошла сквозь стену, как раз в том месте где у домов обычно бывает дверь. Пока я размышляла, стоит ли удивляться, окно рядом со мной отворилось, и оттуда полился звук, как будто кто-то только что включил его, да еще на полную громкость. Голоса, смех, звон посуды, тявканье собаки — все это лилось и булькало, оглушая после нежной уличной тишины. В окне прорисовалась моя знакомая, а за ней высокий мужчина с глубоким, мелодичным голосом и густой, кучерявой копной волос по плечи:

    «Ну, попробуйте хоть руку сунуть», он обратился ко мне сочувственным голосом, как к человеку попавшему в досадную ситуацию. Чувствуя себя немного нелепо, я положила пальцы на подоконник, помахала рукой в пространстве окна, потом протянула ее внутрь. Разумеется, ничего особенного не произошло, хотя они смотрели на меня чуть ли не с тревогой. Я рассмеялась.

    «Ура! Получилось!» почему-то обрадовалась студентка. «Макс, а ты думаешь она и через дверь пройдет?»

    «Ну, так и сразу, в дверь… Рано ей еще...» Мужчина по именни Макс обратился ко мне: «Подтянутся на руках сможете? Или вам помочь?»

    Все еще не понимая что происходит, я подтянулась на руках, благо подоконник был низкий, и уселась на него. Макс подал мне руку. «Добро пожаловать», он произнес несколько торжественно, хоть в его глазах искрился юмор. Спрыгивая с подоконника я почувствовала как закачался под мной пол, а воздух колыхнулся, как вода. Что-то громыхнуло отдаленно, запахло озоном. Его рука сжала мою, помогая мне устоять.

    «А ты говоришь - в дверь!» усмехнулся Макс при виде побледневшего лица девушки, и пояснил для меня: «Элла, конечно, рисковала втаскивая вас сюда через сновидение. Но не сидеть-же вам в Библиотеке вечно? Вы вполне можете туда вернуться, когда пожелаете. А вот выйти сами наверное еще долго не смогли бы… Ну как, ничего пока? Голова не болит?»

    Его глаза смотрели на меня пристально и доброжелательно, и под этим взглядом я медленно просыпалась, восполняя сознание, хоть само сновидение и не растворялось, а наоборот, набирало красок, наливалось плотью. Воспоминания всплывали, вспыхивали, и озаряли те части меня что оставались во тьме; у настоящего проявлялось прошлое и намечалось будущее. Я просыпалась, а значит, возвращалась к себе. Запоздало, я наконец-то испугалась — где я? Зачем?? Но вскоре успокоилась. Это, конечно, не ординарное пробуждение, но почему-то вселяло надежду. Хотелось есть. И болела голова, но совсем немного.

    «Почти нет» я ответила. «А я, собственного, где?»

    «А ты», засмеялась Элла, «Во сне! То есть, ты была во сне. В одном старом сне… А потом он стал чем-то другим. Долгая история. Но все разговоры после завтрака! А то пока за тобой гонялась, уже два дня, кажется, не ела…»

    За окном светало. Все еще пахло липой. Ну что же, мне здесь нравится. Из кухни веяло кофе и яичницей, и следуя за Эллой мы отправились туда.


  • Милые кости

  • Собственный ад



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи