Ноя
10

Эфирные накладки




  • Жизненно)

  • Вот такая у нас высокая культура


  • Во всей Советской Армии существовало всего несколько соединений, чьи полные наименования были открыты для печати. И среди них – 24-я мотострелковая Самаро-Ульяновская, Бердичевская, орденов Суворова 2-й степени и Богдана Хмельницкого 2-й степени Железная Дивизия.
    Так получилось, что в ходе боев 1941 года, эта дивизия утратила свое Боевое Знамя и была расформирована. Но Знамя было сохранено закопанным в земле колхозником Тяпиным и вручено освободившим его оккупированную деревню советским войскам. Тяпина, участника германской войны 1914-1918 г.г., наградили орденом Боевого Красного Знамени и навечно зачислили в списки восстановленной дивизии.
    И вот в 1968 году, когда отмечали 50-летие Советских Вооруженных Сил, старшина Тяпин был приглашен на родину Ленина как легендарная личность. Он был уже в преклонном возрасте, но выглядел достаточно бодро. Перед выступлением редактор провел с ним репетицию, видеомагнитофонов тогда не было, на которой познакомил гостя с вопросами, которые стал повторять в процессе передачи. Все шло гладко, боевой дед на камеру четко рассказал историю спасения Боевого Знамени дивизии, и тут ведущего угораздило задать очень простой, но, как оказалось, каверзный вопрос:
    - Как вы себя чувствуете? Как здоровье?
    - Здоровье еще ничего, - ответил боевой дед. – Только ссусь вот!
    Эту историю я слышал от К. Воронцова и не только от него. Оргвыводов не последовало, видимо, обкомовское начальство восприняло этот случай как веселый анекдот.

    В Ульяновск в 1977 году приехал очень своеобразный и интересный поэт Николай Тряпкин. Наш поэт Николай Благов привел его на телестудию с тем, чтобы он выступил. Я быстренько оформил папку со стихами, и приготовился в пустой студии слушать стихи в исполнении столичного гостя. И вот поэт начал читать свои стихи, но как! Он исполнял их, как исполняли гусляры былинные напевы, то есть нараспев. Благов мне шепнул, что поэт сильно заикается. Режиссеру передачи и звукооператору тоже понравились поэтические речитативы.
    И вот стали показывать Н. Тряпкина напрямую в эфире. Я задал ему несколько вопросов, на которые он ответил. Да, поэт заикался, но не так сильно. Пошли стихи. Тряпкин читал их самозабвенно, и я заметил, что народу в студии прибавилось. Пришел К. Воронцов, чего он раньше никогда не делал. И вот появился председатель телерадиокомитета Илья Николаевич Милюдин и недоуменно посмотрел сначала на Тряпкина, потом на меня.
    Передача закончилась, и К. Воронцов сказал, что меня вызывает председатель. Я пришел к нему в кабинет и нахально сказал:
    - Изумительное исполнение! У Тряпкина учится выступлениям народные сказители. Простой бухгалтер, а такая звуковая палитра!
    Милюдин пожевал губами, выпятил вперед подбородок, это его делало похожим на Муссолини, и произнёс:
    - Значит тут ничего нет такого? – И он постучал пальцем на столу.
    - Конечно, нет. Все апробировано…
    - Ну ладно. Заплатим ему по высшей ставке…

    В декабре 1976 я вел прямую передачу со стадиона имени Ленинского Комсомола, где проходило открытие первенства мира среди юношей. В хоккее с мячом я ничего не понимал, не понимаю и сейчас. Мне надо было отказаться от участия в передаче, но я, уж не помню почему, оказался в кабине передвижной телевизионной станции и бодро начал говорить, что в Ульяновск пришел хоккейный праздник и что слово для открытия представляется председателю горисполкома Иваницкому. Мэр города, осторожно ступая по льду, подошел к микрофону, а тот не работает. Телекамеры, я это видел по монитору, начали показывать трибуны, а я стал заполнять звуковой ряд, то есть плёл что-то из истории хоккея, командах и игроках, участниках мирового первенства, благо что книга о чемпионате у меня была. Проговорив с полчаса, я с ужасом понял, что мне нечего больше сказать. И тут по служебной связи кто-то буркнул:
    - Хорош балаболить!..
    Телекамеры были давно отключены от эфира, а не телестудии в эфир дали заставку, что по техническим причинам передача не состоится.
    Выводы я сделал: не в свои сани не садись. И следующую передачу вел профессиональный репортер, спортивный корреспондент из «Сов. России».
    Лет через пять я по случаю купил книжечку стихотворений Николая Тряпкина. Привожу, в сокращении, одно из них:
    Не бездарна ты планета,
    Не погиб еще тот край,
    Если сделался поэтом
    Даже Тряпкин Николай…
    И Господь ему за это
    Отпускает каравай.
    Отпускает каравай
    И кричит: «Стихи давай!..
    А не сделает такого
    Я скажу, мол, ах ты вошь!
    И к Сергею Михалкову
    В домработники пойдешь».

    Читайте Николая Тряпкина, люди!..






























  • Жизненно)

  • Вот такая у нас высокая культура



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи