Ноя
11

Господа из Сан-Франциско.




  • МОИ СТИХИ

  • Безымянный 6685



  • Маленькое кафе, затерявшееся где-то в центре Москвы. Шумно. Душно. Полутень. Слышен гул глупых голосов, работающей кофемашины, топот быстрых ног официантов, беспрестанно открывающихся и закрывающихся дверей, музыка из динамиков, шум от проезжей части за окном… Пахнет кофе, сладкими пирожными и сигаретным дымом. На бежевой полутёмной стене раскинулось какое-то панно, помещение кое-где подсвечено желтоватыми светильниками. В зале несколько тесновато из-за переизбытка маленьких бежевых круглых столиков, каждый из которых кем-то занят. Москвичи обедают. Где-то кто-то объясняется в любви, а некоторые читают бесплатные газеты, несколько пар глаз бесцельно уставились в панно, но большинство – сплетничают. Две женщины тридцати лет поглощены беседой о преимуществах ношения шубы перед обыкновенной зимней курткой, обсуждением, что надо сейчас прицениться, окинуть взглядом рынок, а уж только потом, в начале весны, отправляться на охоту, когда цены слегка опустятся после зимнего сезона. А рядом с ними две студентки забежали попить кофе… Где-то, может, два Наполеона обсуждают план захвата и дальнейшего порабощения мира…

    За одним из таких маленьких столиков, уютно устроившись в бежевых уютных креслах, обедают двое мужчин. Рядом с тарелками лежит кипа бумаги, портмоне и два мобильных телефона. Один мужчин ест грибной суп, другой рассказывает ему что-то приглушенным голосом, держа в двух пальцах правой руки, охваченной золотым браслетом, белую, неспешно дымящуюся сигарету. Вокруг их широких, облачённых в солидные пиджаки, спин снуёт активная команда официантов: две молодых девушки и парень с голливудской улыбкой. Самая активная из официанток успевает и носить тарелки, и спрашивать, подавать ли кофе, и предлагать попробовать только что появившиеся в меню пирожные, и широко улыбаться преданной улыбкой. Их лица, кажется, настолько пропитаны добротой, лаской и всепрощением, что даже если один из мужчин вдруг толкнёт (естественно, нечаянно), спешащую к нему со всех ног официантку с чашкой обжигающего кофе, который непременно окажется на её блузке,  эта улыбка ни за что не покинет сего молодого и довольно смазливого личика.

    Но вот наконец обед завершён, кофе выпит, окурки от сигарет потухли в пепельнице. Мужчины встали и,не забыв заплатить по счёту и дождаться сдачи, неспешно сытой походкой отправились к выходу. Ушли. На столике среди пустых тарелок, чашек, использованных салфеток лежит тёмно-коричневый счёт. Парень-официант замер у кассы. Активная девушка-официантка направилась к столику, переглядываясь с другой, несущей поднос с эклерами, коллегой.  Лицо парня сосредоточенно, взгляд перебегает с кассы на руки, с рук на столик и обратно. Улыбка девушки приобрела оттенок радостного предвкушения и некой довольной сытости, будто она готовилась к сытному обеду после продолжительной диеты. До столика остаётся шаг, руку от счёта отделяют считанные десятки сантиметров… Она, слегка обернувшись, бросает взгляд на парня, поворачивает голову назад и берёт счёт. Открывает. В эту же секунду на её лице происходит разительная перемена: улыбка сменяется удивлением, удивление огорчением, огорчение ожесточением. В счёте лежит купюра серо-зелёного цвета с одним нулём. Она оборачивается, не трогая тарелки, идёт к кассе, поднимает взгляд на парня, который сосредоточенно смотрит на счёт, зажатый в её руках. Девушка открывает счёт перед парнем, демонстрируя ему его содержимое. Официанта будто что-то кольнуло. Он переводит огорчённый взгляд в угол зала, слегка поднимает руки вместе с плечами и локтями и сокрушённо бьёт пальцами правой руки о ладонь левой. Раздаётся трагичный хлопок. В это время с пустым подносом возвращается другая официантка, и её глаза с немым вопросом упираются в глаза парня. Так обычно смотрят в глаза хирурга, только вышедшего из операционной, в которой умер на столе оперируемый. Вопрос этот примерно таков: «Ну что? Он будет жить?» Ответ эскулапа выражается в опущенных глазах, полных сожаления, и качании головой. И парень также качает головой, опустив глаза.

    В зале зажглись сразу шесть огоньков ненависти и колючей, трагичной злобы. Но ненадолго: двери кафе открываются, и парень, светясь счастьем и голливудской улыбкой, как новогодняя ёлка в разноцветной гирлянде, бросается почти штурмом на вошедших двух дам, от которых его обдаёт волной дорогих духов, на которые у него аллергия. «Здравствуйте! Вам зал для некурящих?...».

    И всё вернулось на круги своя. Команда активных официантов, улыбки, готовность помочь, почти святая доброта, беготня с горячим кофе и подносами…



  • МОИ СТИХИ

  • Безымянный 6685



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи