Ноя
11

GRAMMY





Поскольку о Гремми я еще не писала, то нужно начать с самого начала.
Итак, конец ноября не предвещал никаких изменений. Мы жили нашей размеренной Нью-йоркской жизнью, как вдруг… Сижу в кинотеатре одна, время ближе к полуночи, смотрю Бурлеск, мой милый на встрече и вдруг тревожное сообщение «мне нужно тебе кое-что сказать. У меня большие новости»… через пару минут «biiiiiig fucking news!!!!» Я нервно заерзала на сидении, но решила досмотреть фильм. После окончания он ждал меня в холле, сияя как медный таз, что означало, что новость очень хорошая. «Я получил Гремми-номинацию» - почему-то полушепотом говорит он. Аааааааааа, я так и знала!!! Чувствовала тем самым местом, которым ерзала! И тут началось! Стоило ему поместить данную информацию в FB, как пошел нескончаемый поток поздравлений, звонков, комментариев, сообщений. Целый день я не могла вставить и слова. Утром следующего дня мы завтракали в «Peaches», запивая омлет шампанским. Поток поздравляющих не прекращался. Они визжали, целовали и обнимали моего мужчину от чистого сердца. И было полное ощущение, что он уже получил статуэтку!
Следующие несколько месяцев мы регулярно ходили на примерку костюма. Как к врачу. Три бруклинских стилиста, одетых почему-то в английском или даже шотландском стиле, вертелись вокруг Грега, как пчелки вокруг цветка. Все это непрерывно документировали и протоколировали для потомков. И вот близится февраль и естественный вопрос для окружающих – ты уже купила платье? Пока это был декабрь и даже январь, я как-то не сильно переживала его отсутствием, но за неделю до отъезда я, наконец, осознала всю серьезность ситуации, и меня охватил ужас! Не надолго правда, но паника присутствовала. Мы рванули по магазинам. Обежав быстренько Нью-Йорк и ничего не найдя, я поняла, что дело плохо, и в последний день …оно! Ура! Платина с серебром… то, что надо!
Запихнув его и другие важные вещи в чемодан, мы, наконец, вылетели в Калифорнию. Приземлились в Сан-Диего, где Грег выступил в местном клубе, а заодно одна китайская бабушка с золотыми руками подогнала мое платье по фигуре. Никто в Нью-Йорке не решился этого сделать, а китайская бабушка приняла вызов и сделала. А, да и туфли были куплены в последний день перед отъездом в Лос-Анжелес. Казалось бы, все уже есть для удачного выхода в свет, но когда я примерила все на себя, я поняла, настолько я по-зимнему бледна и на фоне Калифорнийской загорелой молодежи я выглядела крайне нелепо…
Дорога в LA была чудовищной, меня укачивало на каждом повороте, и даже короткий визит в Парамаунд меня не обрадовал. Наконец мы заселились в дом, который сняли на несколько дней и я начала распаковывать чемоданы. Я ничего не подозревала о предстоящей вечеринке, пока Грег не сообщил мне об этом за час до выхода. Я посмотрела на свое бледное отражение в зеркале и погрустнела. Волосы, кожа и ногти требовали срочной реанимации после зимнего авитаминоза. Отказавшись от вечеринки номинантов, я побежала в салон, где меня стригли и красили, пилили и полировали, и, наконец, обрызгивали чудо загаром, после чего можно было с уверенность сказать, что я родилась в здешних местах. Красивая и посвежевшая я задалась вопросом, почему бы мне не поехать все-таки на эту вечеринку. Надев черное коктельное платье, я вызвала такси и была таковой. Вечеринка была чудесной! А главное – я все успела!
13 февраля. День Гремми. Грег стащил меня с кровати в 7 утра на праздничный завтрак. Мы пошли в какое-то очень известное голливудское место. Шампанского на этот раз не было, зато была камера и много тостов, как на грузинской свадьбе. В 9.30, окончив празднование, мы отправились на поиск последнего составляющего моего наряда – сумочки. Поскольку магазины еще не открылись, а нам нужно было быть во все оружие уже в 12, то оставалось только одно место – барахолка, но они называют это винтаж. Ха! Я никогда не была в восторге от подобных мест, в отличие от моей компании, но выбора не было. Оглядев периметр предполагаемых вещей, мы решили разделиться. Показав каждому фотографию платья в телефоне, мы как шпионы отправились на поиски нужной сумочки. Каждый попеременно звонил и присылал мне фото сумочек, но все было не то, и уже по традиции, уходя ни с чем, я случайно нашла то, что искала. Все! Я укомплектована! Платье из Нью-Йорка за 300$, туфли из Сан Диего за 150$ и сумочка с барахолки LA за 30$. А все вместе на миллион!
20 минут на смену костюмов и декораций и мы на красной дорожке. Та-дам! Камеры, репортеры, а я по другую сторону баррикад. Занятно! Но если кто-то думает, что мы там толпились вместе с Лопез и Агилерой, то хочу вас разочаровать, мы были в компании никому неизвестных номинантов классической и латиноамериканской музыки. Скромно пройдя по красной дорожке, Грег отправился на фотосессию, а мне оставалось только ожидать его неподалеку. Итак, пре-церемония началась. Наша номинация 58-ая. Терпеливо ждем. И вот… Best jazz vocal album…and the Grammy goes to…. (барабанная дробь, нервы сжались)…Dee Dee Bridgewater (занавес)
Чувства были двоякие. С одной стороны мы расстроились, что не получили награду, а с другой – мы, наконец, расслабились и стали просто наслаждаться вечером.
Церемония.
Если можете себе представить четырехэтажный стадион, заполненный до отказа, то это как раз про этот зал. Его размеров не охватить даже телекамерам. И, несмотря на то, что мы сидели сравнительно недалеко от сцены, знаменитостей мы все равно не видели, ну разве только их затылки где-то очень далеко и неотчетливо. После каждого номера был перерыв в 3-5 минут. Пока меняли сцену для следующего номера, на больших экранах показывали лучшие номера прошлых лет. Вся церемония длилась примерно 3 часа. За это время пятая точка так затекла, что когда на сцену вышел Мик Джагер и кто-то догадался встать, весь зал дружно поддержал инициативу. По телевидению это наверняка выглядело как дань почтения, но поверьте, это было скорее хорошим поводом размяться. Я, конечно, не оспариваю значения сего исполнителя, но ты вряд ли подпрыгнешь, увидев его, сидя перед телевизором.
А что меня действительно поразило во всей церемонии, так это потрясающее световое оформление и всевозможные пиротехнические трюки. Настоящий ритуальный костер во время выступления Рианы заставил меня немного понервничать. Могу себе представить, как жарко было на сцене, и как нервничала сама Риана, потому как клубы дыма были нешуточные. Эминем был настолько агрессивен, что, даже находясь на приличном расстоянии от него, я все равно побаивалась, что он может сорваться и достать меня каким-то образом. Леди Гага, все больше и больше походящая на нашу Жанну Агузарову спела почему-то ремикс песни Мадонны Express yourself, выдав ее за свою новую песню. Огромное количество кантри исполнителей, которые сливались в своей массе смазливых блондинок и сладеньких парнишек, поющих грустные песни о любви под гитару. Белая Америка без ума от этого. Ну и не могу не сказать о самом главном – Джастин Бибер… Горячо любимый все той же Белой Америкой, Джастин уверенно движется к позиции Бритни Спирс в лучшие годы ее карьеры. Ну что тут скажешь… Слишком долго Америка была без такого юного белого идола. Выступив с Ашером, как полноценная звезда, все были уверены, что статуэтка в номинации «Лучший новый артист» уже в руках Бибера. И когда прозвучало заветное and Grammy goes to…и граммофон получила Эспиранса Спилдинг, зал рухнул. Это был очень приятный сюрприз! Никому неизвестная джазовая певица и мульти-инструменталистка вдруг стала Лучшим новым артистом года! Джастин, наверное, рыдал всю ночь. Бедняга!
Afterparty.
После окончания церемонии все зрители с замлевшими ногами потянулись медленной вереницей в соседний павильон на афтопати. Тут же организовались очереди за едой и напитками. В общем, это ничем бы не отличалось от любой другой вечеринки, если бы не масштабы территории и интертеймент. Организаторы сделали две площадки по интересам. Основную - с диско-шарами и танцорами на ходулях и роликах, со сценой, на которой выступали the roots и keri hilson, светящимся танцполом с большим экраном и т.д. И вторую площадку Jazz lounge, где можно посидеть и покушать, но как по мне, да простит меня мой мужчина, немного скучновата. В целом, было вкусно, шумно и весело. С размахом Гремми, как и было задумано. Мы покинули Стейплс-центр далеко за полночь, опьяненные и разгоряченные после танцев, совершенно счастливые. И неважно, что Гремми досталось не нам. Не в статуэтках счастье!
















Социальные сети

Рубрики

Последние записи