Ноя
11

из книги клякс (март1-2006)




  • Произведения Эшрефа Шемьи-заде

  • Безымянный 6685


  •  

    Гуси-лебеди и другие птицы         

     

    В  городе, где я давно живу  много птиц. Я спешу об этом узнать и рассказать вам. Но сначала  пьяный эфиром аптекарь продаст мне кусочек жевательного прополиса для моей морской свинки . и только когда его оцепенение и беспомощность найдут во мне отклик, он натравит на меня мое любопытство!

                Вот как он начинает.

    - милая Ску, уж не думаете ли вы, что цветы которые расут в вашей голове красивее вас самой?

    Не знаю про какие он цветы, а в голове моей клумба и ее арена не стесняет в цветении даже самую злую чепуху.

    - увы,  все о чем мне прихоится думать обрастает загогулинами сорняков и трудно сказать, что может быть красивее того что вы называете..

    -милая Ску, а приходилось ли вам  доить козу?

    - у меня есть коза. Ее зовут терка.

    - и у меня есть коза! Удивительно не правда ли! Все гусино-лебединые яйца в моем доме вызревают без наседки, а мне нет до них никакого дела и я праздно шатаюсь по тайным местам.. не кстати эта стрельба по птицам в весеннее время. Я скорее сам сверну всем им головы лишь бы они не испытали падения в смятых простынях своих великолепных крыльев.

    - вам не кажется что  цветы в вашей голове безобразны?

    - жаль, что вы не застали кружевного того времени.. когда  красивые белые птицы жили в городе а не в заточении. Их было много: они плавали в прудах и гуляли аллеями. Их любили как любят человека за ту его особенность, которая подстрекает память других развернуть для него новый свиток. И было приятно пригласить на ужин некоторых из них, когда другим не было неловким отказать. Птицы плодили красоту не силясь продлить себя  - их убивали. Пышно и жестоко. В ряд строились самые кипучие с меткими пулями наготове. толпой нахальных ребятишек которым платили удовольствием разогнать стаю, управляли вразнобой, чтобы зрелище волновало… волнами.

    Один за другим гуси-лебеди распахивались в полете и когда сила ветра, поборотая волей их крыльев рывком становилась попутной, - палили.  Хруст аплодисментов торопился умолкнуть. Чуть только из неба выветривался дым, оно вновь наполнялось десятками ослепительных крупных тел и коловокружение множилось.

    Смотрели все. Все обожали смотреть «птичье молоко». 

    А теперь только мелкие живые в перьях повисают пеплом в воздушном парении… птиц для охоты мы растим в домах.

    Идемте, я хочу показать вам то, что вы никогда не видели и что сможете воскрешать в памяти словно лоскуток той эпохи.

                Шли молча, а теперь стоя смотрим. стены, продленные квадратом  изнутри в беззаботных декоративных окнах, в ожерельях белых голубей. Чистые бутоны медленно отдыхают в гроздьях петляющих лепестков и любовно смотреть а все же хочется чтобы они вспорхнули! И с разбега неугомонным сгустком заварного задора взбиваю хлопками короткими как вскрик 

    «Ску, не буди их» , прекрасных пугливых птиц, еще не умевших быть стаей. Они взлетели очень высоко! И молниеносно свалились подстреленные аптекарем .




  • Произведения Эшрефа Шемьи-заде

  • Безымянный 6685



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи