Ноя
11

Кем стать? Правдоподобная история в стиле фэнтези




  • Если бы Вам дали выбор, кем придти в мир, кроме человека, кем бы стали-растением, птицей, животным, стихией… каким и почему?

  • Знакомы ли Вы хорошо с кем-то из известных людей лично? неважно, с кем именно Они общаются с Вами на равных. А Вы


  • В этот день лохматому парню с зеленоватой кожей — Шпунтику — было особенно тяжело. Во-первых, он проспал общий завтрак, во-вторых, орешник, в котором он завтракал в таких случаях, кто-то обобрал до него, в-третьих, именно сегодня подошла его очередь гонять фей и подбирать за ними заколдованные веточки кипариса — и не дай Бог, если на каждой ветке будет меньше пяти теперь уже волшебных, и соответственно съедобных ягод!

    – Эй, охламон! Спускайся давай да дуй на болото, а то опять в смету не уложимся! – проорал чей-то голос снизу, но когда Шпунтик обернулся, владелец его уже куда-то ушел.
    Шпунтик был эльфом, как и все живущие в Светлом граде. Человек мог бы назвать этот город лесом, и был бы абсолютно прав, но эльфы пожелали сделать свою столицу именно в этом лесу, и почему-то именно на самих деревьях. Шпунтик этого не одобрял, но кто ж его спросит.
    Настоящее его имя было Авальмир, но помнил его только он сам — сверстники звали его Шпунтиком, взрослые — охламоном или бездельником. И было за что.
    В свои сорок восемь (то есть через два года он получит статус совершеннолетнего) Шпунтик был феноменальным лоботрясом, так и не нашедшим свое призвание. И дело в том, что не интересовало его абсолютно ничего. Все, за что он брался, оказывалось скучным и нудным, хотя лет десять назад он открыл для себя, что ухлестывать за молоденькими эльфийками весьма занимательно, но в настоящее время на него обратит внимание лишь круглая дура, ведь эльфийки выбирают себе партнера в первую очередь по социальному статусу, а уж потом за все остальное.
    Кто-то считал, что Шпунтик просто очень большой неудачник, и в какой-то мере был прав, так как не везло ему с самого рождения — взять хотя бы факт, что он родился с зеленой, а не фиолетовой кожей. Премудрые давно уравняли «зеленых» в правах с «фиолетовыми», но презрение к этой расе все равно осталось. Ну и пусть, хорошо хоть за рабов не держат, подумал Шпунтик.
    Он спрыгнул со своей ветки, грациозно приземлился и, чуть подпрыгивая, пошел по едва протоптанной дороге в сторону болот. На полпути он, однако, сообразил, что понятия не имеет, как гонять этих фей, ибо они были весьма бесстрашны, а разозлившись, могли кинуть таким заклинанием, что руки на целую неделю превращались в нечто зеленое и непонятное. Кто знает способ, Шпунтик тоже был не в курсе, но логично было бы спросить у тех, кто уже стал совершеннолетним. Оглядевшись, он заметил на нижней ветке Элмарова дерева отдыхающего Госэла. То был тоже известный разгильдяй и нахлебник, но его отец уже лет двести как состоял в совете Премудрых, так что проблем с обществом у него не было.
    – Эй, Госэльф! Обрати свой пламенный взор на меня и ответь на пару вопросов.
    – Сто раз я просил тебя не называть меня Госэльфом! Мое имя Госэл и точка! – он подкинул камешек в воздух, и тот превратился в бабочку, сам же эльф спрыгнул на землю, сунул руки в карманы брюк, наклонил голову, покачиваясь на носках, и хитро прищурился. – Привет, охламон.
    – Ты меня всего на четыре года старше, не выпендривайся, – Шпунтик попытался выглядеть обиженным, но уже через секунду заливисто смеялся, отчего на него зашикали какие-то озабоченные мамочки с соседних деревьев. – Я чего собственно пришел-то… мне тут Охота На Фей светит. Не подскажешь чего?
    – Ууу, брат, это ты вкрутился. Я тебе не могу ничего рассказать, я слово давал.
    – Ну хоть намекнуть, а?
    – Сходи-ка ты к деду Мише.
    – Зачем? – брови Шпунтика взлетели вверх, но лоб их остановил где-то у границы волос.
    – Зачем-зачем. Ты просил намек, я тебе его дал. Все, шагай, мне еще рой бабочек создавать… – и он одним прыжком взлетел чуть ли не на восьмую ветку.
    Шпунтик пожал плечами и двинулся в сторону центра города.
    Дед Миша был ветераном Второй Драконьей Войны (ВДВ), и как следствие, был немного того. То ему казалось, что Император Сухое Крыло ожил и снова нападает на город, то, что он еще младенец и просто обязан портить пеленки, а иногда и что-нибудь банальное — землетрясение или наводнение. О причинах его шизофрении говорили все, версий же было столько, сколько волос на теле друидов — то есть ну очень много. Правда же была куда проще.
    В детстве деда Мишу одна безалаберная эльфийка подбросила людям (это случалось довольно часто, ибо эльфийки отличались потрясающей беззаботностью и искренне считали, что младенцы вполне в состоянии сами выжить в этом мире), те ему и имя свое дали, и воспитали как человека. Сдвиг по фазе начался у Миши лет через пятьдесят, когда он вернулся в Светлый град. С каждым годом он становился все психованней, затем как-то затих — зато стал воображать себе то, чего не было и не может быть. Правда, дрался Миша хорошо, поэтому и выжил на войне, даже медаль Ясеня получил за отвагу. Однако, менее сумасшедшим от этого он не стал.
    Шпунтик знал адрес деда Миши — тот жил на востоке от Центральной поляны, на дереве №6. За участие в войне ему выделили целое дерево, но обитал дед Миша лишь на второй снизу ветке, так как с детства боялся высоты.
    Когда наш бездельник подошел к шестому дереву, дед Миша спокойно лежал и смотрел в небо. Такое Шпунтик видел впервые.
    – Дядя Миша! Здравствуйте!
    Ветеран навострил уши, перевернулся набок и свалился с ветки вниз, но тут же вскочил и схватил Шпунтика за плечи:
    – Посох тебе в ногу, маг недоделанный!!! Я ж тебе говорю, сверху меня прикрывай, а не спереди!
    – Деда Миша, это я, охламон, войны уже нету. Я к вам по делу.
    – А, это ты, Шнурок… ну выкладывай, – взгляд Миши потух, он отпустил Шпунтика и повернулся к дереву с явным намерением запрыгнуть назад на ветку.
    – Что вы можете рассказать о феях?
    – А зачем тебе феи? Они маленькие, ты лучше за эльфийками ухлестывай…
     Да нет, мне их гонять нужно, – Шпунтик улыбнулся, приосанился и выставил вперед правую ногу. Он знал, что дед уважает сильных духом эльфов.
    – Так я тебе и говорю, эльфийки лучше…
    – Дядя Миша! Мне кипарис от фей собрать нужно! – теперь Шпунтик схватил деда Мишу за плечи и как следует встряхнул. Глаза ветерана сфокусировались, взгляд приобрел осмысленность.
    – А, так это же легко. Сорви ветку папоротника и махай ею из стороны в сторону, да кричи во всю глотку «Замочу!» Феи воды боятся, они сразу свой кипарис похватают да улепетывать от тебя станут. Лови их спокойно.
    – Так просто? – Шпунтик не поверил сначала своим ушам, потом своим глазам. Но те яростно уверяли его в своей правоте, так что он решил воспользоваться советом ветерана.
    – Так просто… ну, а теперь дай мне спокойно сбить вон того бронзового… а то слишком он активно на землю огнем дышит, – и дед Миша вразвалочку направился к своему дереву, бормоча что-то вроде «Выше бей!», «Льдом его, льдом» и «Кому ты на ногу наступил, дубина?»

    * * *
    Однако погонять как следует фей у Шпунтика не получилось. Когда он подходил к болотам, совсем рядом послышался шум, а затем приятная музыка.
    Эльфы умели многое, почти каждый второй был талантливым художником или поэтом, но вот музыкантов у них не водилось. Инструменты они не делали, не понимая принципа их работы, а если и покупали у людей, то все равно не могли толково играть, опять же из-за непонимания, поэтому эльфы приглашали в свои города людей. Горожане были довольны, люди же довольно неплохо зарабатывали на таких выступлениях.
    У людей были только струнные инструменты, о духовых никто понятия не имел, поэтому, услышав переливчатую мелодию, похожую на пение птиц, Шпунтик в восторге остановился и долго шевелил своими острыми ушами, ловя каждый звук. Не выдержав, он мысленно плюнул на фей с их гидрофобией и пошел в сторону мелодии.
    Шел он совсем недолго и скоро вышел на просторную поляну, по размерам совпадающей с Центральной. Увиденное же Шпунтика просто поразило.
    Точно в середине поляны на тонких ножках стоял непонятный дом, серый и блестящий, имеющий форму яйца, дверь в него была открыта и откинута на манер лестницы вниз. Вокруг дома ходили длинные существа, отдаленно напоминающие эльфов острыми кончиками ушей. При этом у них была серая тусклая кожа, длинные, доходящие до колен руки, и совершенно невообразимый задранный вверх нос. Один из них повернулся к Шпунтику, и он увидел его глаза — огромные, на пол лица, с темно-синей радужкой.
    Существа разделились на две группы — одни ходили по поляне и водили из стороны в сторону какими-то коробочками, другие встали рядом, достали палки и принялись усиленно в них дуть, от чего и происходила та мелодия. Один играл, другие его с видимым интересом слушали, временами кивая, вскидывая руки и выводя пару трелей на своем инструменте. Все это очень сильно смахивало на обычный разговор, но ни одного слова произнесено не было.
    Тут один из исследователей заметил Шпунтика, вздрогнул, достал свою палку и выдул два очень высоких звука. Реакция последовала незамедлительная.
    Все существа тут же столпились вокруг Шпунтика, играя хором совершенно разные мелодии, отчего они слились в один большой шум, и, не выдержав, бедный эльф закрыл уши ладонями. Так они издевались над его слухом довольно долго, но вдруг все разом стихли. Сквозь к толпу к Шпунтику пробился еще один исследователь.
    Он неторопливо достал свою черную блестящую палку и начал неторопливо играть. Мелодия была превосходна, и Шпунтик, заслушавшись, закрыл глаза и стал качаться в такт музыке. Вдруг исполнитель прервался, с любопытством заглядывая в лицо эльфу.
    – Не понимаю, – развел руками Шпунтик. Музыкант оглянулся на толпу, кивнул кому-то. Ему тут же поднесли довольно большую коробку, поставили перед эльфом. Тот не нашел ничего лучше, чем сказать: «Привет». Коробка тихо загудела, а потом из неё раздалась короткая мелодия из трех нот. Музыкант кивнул, а затем повторил её на своем инструменте — над коробкой появилась надпись: «Привет»
    – Ну да, привет-привет. Меня зовут Шпунтик, – коробка опять загудела, потом проиграла какую-то мелодию. Выслушав её, музыкант снова кивнул, а затем сыграл что-то свое. Над коробкой снова появились слова: «Рад знакомству, Шпунтик. Меня зовут Ювлиг, я тайпедианец. В руках у меня наше средство общения — флюита. Извини, но мы можем разговаривать только через этот прибор,» – и он показал на коробку внизу.
    – Инопланетянин, значит… – пробормотал Шпунтик. – А можно мне сыграть что-нибудь? – и он указал на флюиту в руках Ювлига. Тот понял его еще до того, как услышал перевод, и, поколебавшись немного, протянул её эльфу. Шпунтик взял её в руки, приложил к губам и сильно дунул. Флюита издала резкий и неприятный звук, инопланетяне вокруг понимающе заулыбались, почти как эльфы. Тогда Шпунтик уже осторожнее дунул в инструмент, попробовав зажать одну из дырок на её корпусе. И тогда из флюиты полилась мелодия.
    Она появлялась в воздухе, вилась между деревьев, шевелила листья и стелилась по траве. Каждый чувствовал её присутствие — она одновременно и тут, и везде, и нигде. Музыка проникала в тело, отзывалась в нем вибрацией, и настолько она была явная и четкая, что все присутствующие почти что видели её, летающую между исследователями — и возвращающуюся в инструмент в руках Шпунтика. Мелодия буравила кожу, и по ней пробегали мурашки, не в силах догнать удивительные звуки.
    Эльф играл и играл, он уже и не мог остановится. Понял, что вот оно, его призвание, его судьба, то, что он будет творить сутками, что будет ему сниться по ночам и являться в бреду — музыка, она его поглотила, утопила в себе, и он не хочет выныривать. Эльф играл, эльф создавал, он вкладывал всю красоту своего народа и своей культуры в музыку того инструмента, который первый раз взял в руки — эльф играл, а тайпедианцы слушали.

    Спустя два месяца весь Светлый град говорил о потрясающем музыканте-эльфе
    Авальмире, который каждый вечер дает концерты на Центральной площади. Охламон и бездельник исчез вместе со Шпунтиком, ибо даже самый безалаберный эльф может найти себе достойное занятие — для этого лишь нужно быть неподалеку от чуда.

    Запись опубликована Http://aplause.eu. Please leave any comments there.


















































  • Если бы Вам дали выбор, кем придти в мир, кроме человека, кем бы стали-растением, птицей, животным, стихией… каким и почему?

  • Знакомы ли Вы хорошо с кем-то из известных людей лично? неважно, с кем именно Они общаются с Вами на равных. А Вы



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи