Ноя
11

kingdom of welcome addiction.




  • The Living Edens: a hidden kingdom of Askania Nova

  • Welcome back!!


  •  После львовской прохлады Киев сбивает с ног невыносимыми температурами, и ничего так не хочется, как вернуться обратно. Мы уехали в четверг, вернулись в понедельник - всего ничего, так слишком мало. И даже после этого "так слишком мало" столица кажется незнакомой и чужой, а твой дом на самом деле где-то между площадью Рынок и Высоким замком. Я готова возвращаться сюда даже ради одного-единственного итальянского дворика, в котором чувствуешь себя сразу в Риме, Львове - и, конечно, дома.
    Кто-то останавливается в отелях, кто-то снимает квартиру, а мы жили в сверхсекретном штабе. Чтобы добраться до пункта назначения, надо было открыть дверь с кодовым замком, одолеть небольшой туннель (в котором ночью зловеще мигает свет), подняться по невозможно крутой витой деревянной лестнице на четвертый этаж. С лестничной клетки надо было выйти на огромную мансарду над внутренним двориком, пройти ее до конца и в нише, наконец, сражаться с замком. Дополнительная прелесть этого тайного штаба в том, что прямо за углом находится выложенная брусчаткой солнечная площадь Рынок, а напротив двери - Доминиканский собор, на ступенях которого мы ходили курить в три ночи. Это весьма своеобразная молитва, но я плохо умею по-другому - а он настолько монументальный и изящный при этом, что мимо пройти нельзя. Когда просыпаешься, первое, что ты видишь - это покатая крыша соседнего дома, сразу за которой купол одной из множества церквей. Возвращаться домой на рассвете стоит хотя бы для того, чтобы увидеть ее с подсветкой и разлетающимися в стороны голубями, когда в очередной раз бьют колокола. Никакой земли, сплошное небо и крыши, а все остальное, в общем-то, может идти к черту. С мансарды вид на отвесную стену, за которой не видно ничего, и когда ты выходишь курить, смотришь на нее, вспоминаешь весь маршрут до квартиры, чувствуешь себя отрезанным от всего мира. И это хорошо.
    Я люблю этот город до дрожи в пальцах, с его узенькими выложенными брусчаткой улочками, неуловимо напоминающие Прагу - хотя что я могу знать о Праге, я никогда не бывала там. Люблю этот засыпающий мертвым сном после 11 город, люблю его площади, соборы, скверы, кафешки, его людей, улыбающихся и говорящих на таком украинском, который не всегда бывает просто понять. Просто люблю этот город.
    Во Львове самый вкусный в мире фаст-фуд - картошка фри с чесночным соусом в бумажных стаканчиках напоминает о каких-то молодежных фильмах, героем который ты себя чувствуешь. Во Львове самый вкусный в мире кофе - по крайней мере, мокко с ежевикой из I like [coffee to go], за столиком которого мы говорим о девичьем, пробуждает во мне бросить все и переехать в этот город, чтобы ходить сюда утром с ноутом и писать статьи за высоким стаканом этого самого ежевичного мокко. Мятный, к слову, тоже прекрасен, но ежевичный стопроцентно подают в рае, если только там что-нибудь подают.
    Большую часть своих денег я оставила во львовских кафешках, ресторанах, забегаловках и пабах, и ничуть не жалею об этом. Потому что сходить поесть здесь - это не просто перехватить что-нибудь, и даже не просто посидеть с друзьями. Это почти как ритуал, причем самый приятный из всех, которые приходилось видеть.
    Львовские рестораны обычно многоэтажные, с небольшими декорированными залами, винтовыми лестницами, какими-то невероятными названиями в меню и потрясающей медовухой. Осталось огромное количество мест, куда мы пока не дошли, но непременно дойдем когда-нибудь, потому что ездить сюда можно бесконечно.
    В "Гасовій лямпі" потрясающий вид с верхней террасы, наверное, самая вкусная кухня и около 200 газовых ламп различной давности по всему ресторану. В "Доме легенд" около восьми по-разному декорированных залов - например, зал-библиотека, где можно почитать расставленные на полках книги, или зал львов, где очень забавно вдруг поднять голову и увидеть, что из потолка торчат львиные лапы. "Дзига" с частью столиков на улице вызывает неуловимые ассоциации с чем-то испанским, когда ты сидишь в длинной многослойной юбке, куришь любимые вишневые сигареты, пьешь самый вкусный в мире глинтвейн, играешь в гляделки с сидящими напротив и украдкой смотришь вокруг. От "Криївки" c ее явками-паролями, стилизированными под партизанские окопы залами и официантами в форме ожидалось чего-то большего, хотя не так уж и плохо. А в самый последний вечер, за пару часов до отъезда мы зашли в "Левый берег", где было самое лучшее обслуживание и живая музыка.
    Еще во Львове самое дешевое такси, к ночным поездкам на котором за пять гривен с человека мы слишком быстро привыкли, чтобы возвращаться к жестокой киевской реальности.
    За эти несколько дней мы перезнакомились - все со всеми, спали вместе на полу, делали пунш из коньяка, колы и апельсина, фотографировались, наматывали круги по ночному городу, покупали сигареты в складчину, обнимались на прощание. Мы лазили на Высокий замок, пили там вино и смеялись как ненормальные, убегали делать ритуальные пляски у креста, усаживались в круг посреди дороги прямо на асфальт и были совершенно счастливы. Случайно встреченные знакомые и одногруппники оказываются втянутыми в этот водоворот, из которого никому не выбраться.
    На самом фестивале было палящее солнце, под которым кто-то успел загореть, а кто-то - сгореть, ливень с градом, от которых удалось спрятаться под рекламным баннером, и идеальная температура. Мы расстелили покрывало и наблюдали за танцующими в начале, общались, восторженно улыбались, знакомились и обнимались со случайно узнанными знакомыми. Потом были La Phaze, которые оказались потрясающе энергичными, так что драйв буквально зашкаливал. А потом пошел ливень с градом и сыграли Poets of the fall. Кому-то не понравилось, кто-то сказал, что они были не фестивальные, а я стояла под самой сценой и забила на попытки не разреветься на Locking up the sun. Они были отличные и я твердо знала, что не могу не посадить голос. Посадила. И кроме посаженного голоса я унесла оттуда кое-что важное: вокалист говорил нам - Whenever you are down, remember this feeling, и как раз в этот момент вышло солнце. И теперь каждый раз когда я буду down, я уверена, что это воспоминание будет спасать меня снова и снова.
    Поэты были хороши, и после них я сидела на трибуне уставшая, думая о том. что IAMX вряд ли будут лучше - особенно если ты в шортиках и футболке, промок, у тебя болят ноги и ты хочешь есть.
    А IAMX были настолько невозможно, безгранично, феерически прекрасны, что хотелось стоять там и кричать, выкричать легкие наружу, не переставать плакать и кусать губы, не выходить из толпы, никогда никуда не выходить. Я люблю их музыку, но в живую они настолько восхитительны, что я сейчас - и когда-либо - не смогу подобрать для этого слов. Они в миллион раз прекрасней на сцене, чем в наушниках плеера. Отыграли последний альбом и пару хитов из старых, и когда Крис Корнер пел my secret friendS, I'll take you to the river, my secret friendS, so we can swim forever вместо my secret friend я была в него влюблена. Он невероятен на сцене, они все невероятны на сцене. Крис играет на барабанах так, что на него можно смотреть бесконечно, но поет он еще лучше. Что может быть прекрасней этого? Когда он прямо напротив залазит на колонки, звуковая волна от которых заставляет сердце сбиваться с ритма, и тянется к толпе. А потом он перелазит через ограждение - и я понимаю, безопасность, все такое, но было чертовски обидно, что он не дошел до меня, прежде чем охранники втащили его обратно. Мы орали "I AM X" минут десять, орали истерически, захлебываясь восторгом, пока они не вышли на сцену снова, и я бы их не пускала оттуда.
    Было плохое, но оно не имеет значения, а значит - не стоит рассказов. Я обещала приехать в понедельник и счастливой.
    Я вернулась, сегодня понедельник, и я более чем счастлива.















  • The Living Edens: a hidden kingdom of Askania Nova

  • Welcome back!!



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи