Ноя
10

Летние этюды. Шеломово




  • Заметка о счастье)))))))))))

  • Чем примечательна зима в Японии-1


  • Июль. Жара. Синий сарафан и оранжевая пляжная сумка. Электричка Череповец-Вологда. Билет до станции Шеломово стоит 28 рублей.
    Раскаленная бетонная платформа. Я снова запуталась в трех улицах, и теперь бреду вдоль железнодорожных путей, возвращаясь на центральную дорогу. Торопиться некуда: тетя Оля, чью дачу я разыскиваю, в городе, вернется только завтра.
    На даче меня встречает Филька. Белый с черными и рыжими пятнами, самый привередливый пес на свете. Под большой туей для него поставлены пять мисок с разной едой. Но Филька их игнорирует, и косточки, каша, макароны, холодные пельмени достаются ежам, которые приходят сюда ночью. Что и где есть сам Филька науке неизвестно, но на вид песик весьма упитанный. Целыми днями бегает он по дачному поселку, приходит домой лишь вечером, отворачивается от предложенной еды и ложится спать.
    -Ноль внимания, фунт презрения,– говорит про него тетя Оля.

    Тете Оле принадлежит половина большого деревенского дома и небольшой участок земли, на котором располагается огород, плавно перетекающий в сад. Благодаря привычке тети сажать все вперемешку, эта граница почти незаметна. В картошке у нее растут настурции, земляника и помидоры, в огурцах – капуста и маргаритки. Впрочем, вполне может оказаться, что это огурцы растут в капусте, или капуста в маргаритках. Отдельно на грядке цветет главная гордость тети Оли – роскошный розовый куст, с темно-красными цветами.
    Дома у тети царит то, что Шелдон Купер назвал бы «циклирующей вихревой энтропией», а моя мама – «бардаком». Проще говоря - страшный хаос, но хаос уютный. Я не понимаю, как можно так жить, и завидую людям, способным не обращать внимания на беспорядок. Им не нужно, чтобы полотенца висели параллельно друг другу, а тарелки стояли в сушилке в строгой последовательности.
    Кстати, иногда мне кажется, что аккуратность передается на генетическом уровне. В нашей большой семье этот ген достался немногим. Моя мама заставляет младшую дочь Аню драить пол три раза в неделю. Я глажу постельное белье и мою посуду с мылом. Но нам обеим далеко до бабушки. Она постельное белье крахмалит, а с мылом моет мороженое, прежде чем открыть упаковку.
    Как у любого уважающего себя советского человека, на веранде у тети Оли стоит шкаф с книгами. Причем не с детективами, нет! Собрание сочинений Шолохова, Проспера Мериме и Мариэтты Шагинян – это вам не Донцова с Устиновой! Я, конечно, тут же вознамерилась одолеть за лето пару томов. Хотя бы Мериме.

    * * *

    Соседи поставили глухой металлический забор. Теперь до них не достучаться, и мне это не нравится. За забором живет мой троюродный брат Тимофей, с которым мы ходим на речку купаться и который рассказывает потрясающие истории из своей школьной жизни. Когда он расписывает, как они с третьим «А» массово дрались на школьном дворе, и кидались чернильными ручками в классе (после чего весь класс пришлось долго отмывать), я понимаю, почему выпускники педагогических вузов не идут работать по специальности. Страшно!

    В субботний вечер на реке Шексне, название которой так не любят склонять тележурналисты, много народа: сидят на покрывалах, пьют дешевое коробочное вино, поют песни, а некоторые даже купаются. Кричат в воде дети, кричат с берега их матери.
    - Мама, смотри, как я ныряю!
    -Витя, не заплывай далеко!
    Мы с Тимкой забираемся в теплую воду и начинаем морской бой.
    - Ну все, тебе хана! – кричит Тима и ныряет, чтобы застать меня врасплох и забрызгать до смерти. Но сбивается с курса в мутной шекснинской воде и выныривает довольно далеко от цели.
    Неподалеку пожилой мужчина руками ловит выплывшую погреться рыбу. Весь пляж с восторгом наблюдает, как он пытается ухватить скользкую серебристую рыбину. Наконец, довольно крупный подлещик вытащен за жабры, продемонстрирован подплывшим поближе купальщикам и торжественно отпущен.
    А по Шексне идет большой теплоход, нагоняя волны на берег и ужас на отдыхающих. Несколько человек торопливо крестятся. Случай с затонувшей «Булгарией», еще свеж в памяти и всем страшно смотреть на этот с виду новый теплоход. Но тот неторопливо плывет вниз по реке, не собираясь тонуть на глазах у отдыхающих, и все возвращаются к своим делам. Тимка окатывает меня потоком воды и со смехом уплывает, а я бросаюсь в ответную атаку.
    Когда мы уже собираемся уходить, в воде начинается новое представление. Подвыпивший дачник изображает, как Чапаев переплывал реку Урал.
    -Врешь, не возьмешь! – кричит он и плывет к берегу отчаянным кролем.
    Возвращаемся в поселок. Как приятно идти с пляжа: темнеет, вечерний воздух приятно холодит кожу, на плече висит влажное полотенце. Тимка едет на велосипеде. Филька сосредоточенно бегает вокруг нас. На дачах уже горит свет, там смотрят телевизор и ужинают. Гудят поезда на станции. На западе над железнодорожным мостом еще догорают последние всполохи заката, но над поселком среди сосен уже всходит полная луна, желтая, как карамельная конфета.
    Добираемся до дома в июльской темноте. Я прощаюсь с Тимкой, запускаю Фильку спать в коридор, и сама устраиваюсь на узкой кровати со скрипучим пружинным матрацем. Мне снятся сны с лихо закрученным сюжетом и старым приятелем в главной роли. Просыпаюсь с суеверной мыслью: «На новом месте…»
    Нет, нет, нет! Я как-нибудь одна.



















  • Заметка о счастье)))))))))))

  • Чем примечательна зима в Японии-1



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи