Ноя
10

Любовная история в подарок. Глава 3




  • КЛЮЧИ ПРАКТИЧЕСКОЙ ДУХОВНОСТИ

  • Любовная история подарок. Глава 1


  • 3.

    Был жаркий день в начале лета. Запах и разнообразная расцветка распустившихся цветов предвещали, что сегодня день пройдёт превосходно, даже может произойти какое-то чудо. Я собиралась вечером этого дня в клуб – кафе на встречу с Терезой Этуаль, она снова прилетела из Парижа к нам. В открытом клубе на берегу моря, среди зелёных растений все будут наслаждаться этой встречей, долго вспоминая романтические истории любви – те, которые все читали благодаря нашей гостье, кто-нибудь, наверное, вспомнит ещё свои или будет мечтать о предстоящих…
    До этого момента я была в небольшом печатном магазине. Рядом со мной стоял молодой человек. Это был красивый статный брюнет с карими глазами.
    - Девушка, Вы не знаете, в каком из этих журналов может быть про Терезу Этуаль? – спросил он у меня, - Я на встречу с ней собираюсь.
    Надо же, он заговорил со мной первым! Об этом можно только мечтать. Я сама чуть было не придумала повод с ним заговорить. Да ещё какую тему он нашёл – не просто так что-то спросил (а то я специально бы думала: то ли спросить, знает ли он что-нибудь о Терезе, то ли нарочно поинтересоваться, где здесь автобусная остановка).
    - Надо же, замечательно! – радостно отвечала я, - Я сама иду на встречу с ней. Я давно её обожаю.
    Потом я на всякий случай спросила:
    - Надеюсь, у Вас с ней не личная встреча?
    - Нет, - ответил мне молодой человек, - Лично познакомиться с ней я уже мечтал. А теперь мне достаточно просто любить её произведения.
    Взгляд его был открытым и излучал свет. Можно было почувствовать, что мы прикасаемся взглядами.
    - Почему? – спросила я, - Почему Вам расхотелось с ней знакомиться?
    - Я был с ней уже на одной встрече, - ответил мне очаровательный собеседник, - Когда она приезжала к нам, в Афины. Разочаровала она меня. Сначала я был влюблён в её голос, слышал её по радио в одной передаче. А на той встрече мне она показалась слишком агрессивной, склонной критиковать и ещё сказала, что легко расставалась со всеми своими мужьями и возлюбленными.
    - Господи! И при этом она может сочувствовать Флориану? – удивилась я, - А Вы из Афин?
    - Да, я из Афин.
    - А я живу здесь, на Мальте. Меня зовут Диана.
    - А меня Максим. А кто такой Флориан?
    Я тогда рассказала, какое произведение у Терезы Этуаль я люблю больше всего и что в связи с этим чувствую.
    Я смотрела в глаза Максима, они были такие необыкновенные. Необыкновенные по своей красоте и какой-то космической глубине. Почему, интересно, встречаются только единицы людей, которые нам кажутся такими необыкновенными? Необыкновенно красивыми и имеющими необыкновенную внутреннюю притягательность…
    Пока я рассказывала свою историю, Максим часто улыбался. У него была такая милая, такая детская улыбка. Я как-то незаметно для себя купила журнал со светскими новостями, где на первой странице оказалась Тереза Этуаль. Мы внимательно разглядывали её фотографию.
    - Вот, благодаря кому мы познакомились, - восторгалась я.
    - А ты, наверное, всё думаешь про Флориана, - сказал Максим.
    - С тобой я буду думать о тебе. И для тебя, скажу, пришла пора переключиться с неудачной любви к Терезе на другую. А ты тогда очень расстроился после разочарования?
    - Нет, - ответил Максим, - Пленился другими голосами – разных певиц и киноактрис. Знакомится лично ни с кем не хотел, мне этого было достаточно.
    С каждой минутой его красивая внешность становилась для меня всё более и более обворожительной. Последний момент – эта детская улыбка, замечательно сочетающаяся с мудрым выражением глаз, заставил меня влюбиться.
    Настал тот час, когда в открытом клубе, где мы сидели среди зелёных растений, на маленькой сцене перед нами предстала Тереза Этуаль. Та самая, чья книга возбудила моё воображение. Это была яркая, эмоциональная, страстная женщина. Она восторгалась всем, чем можно – Мальтой, мальтийской поэзией, которую она успела прочитать, последними рассказами, которые сейчас публикуют в Интернете, письмами, которые она в последнее время получала от читателей, даже последней французской модой (каким-то образом и эту тему она не обошла). Совсем никого не критиковала. Неужели в Афинах у неё было плохое настроение? Я хотела задать только один вопрос, его и задала:
    - Тереза, на меня очень произвёл впечатление один Ваш роман, - сказала я, назвав дальше его название, - Я очень люблю Флориана и хотела бы написать продолжение.
    - Конечно, я буду только рада! – воскликнула Тереза. Её речь, практически, вся состояла из восклицаний, - Я без ума от того, когда кто-нибудь хочет дописать моё произведение! Какие у меня креативные читатели! Какая красивая девушка собирается взяться за продолжение!
    После меня Максим тоже не удержался задать вопрос:
    - И много продолжений Ваших произведений есть?
    - Ни одного, - ответила Тереза, - Но это меня тоже всегда радовало, потому что всё впереди. Ещё кто-нибудь напишет. А Вам повезло, что Вы сидите рядом с этой девушкой!
    Я придумала тот единственный вопрос и в основном смотрела на Максима. Казалось, что ему хотелось заснуть, у него был вид человека, ушедшего в счастливый сон. На лице у него была лёгкая улыбка, он смотрел то на сцену и на эффектную, в красном огненном платье Терезу, а иногда в сторону, откуда было видно морские волны и надвигающийся закат.
    Я потом его так и спросила:
    - Максим, у тебя, наверное, всё смешалось в голове. Что больше всего понравилось тебе этим вечером?
    - Мне кажется, что я в сказке, - ответил Максим, - Что я вижу счастливый сон. Здесь и ты, и Тереза – намного лучшее впечатление производит, чем раньше, и всё на таком красивом фоне.
    Так как стен в нашем клубе не было, можно было видеть открытое пространство; золотой закат нависал над морем, роняя в него солнечный свет, на этом фоне вырисовывались зелёные растения, стоящие у нас в клубе, они замечательно дополняли картину за его пределами. У нас играл свет огней, причудливо меняя цвета всего вокруг. Кругом были люди – весёлые и задумчивые. Вот уже все расходятся, кто-то просит Терезу расписаться на книге или журнале. Мы тоже были поблизости. Рядом стояла девочка лет семи. Она сказала Терезе:
    - А я мечтаю о такой любви, как в Ваших книгах.
    Тереза снова стала говорить восторженные речи.
    - А ты что, уже читала? – спросил Максим у девочки.
    - У меня сестра все их читала, вот и я прочитала две.
    - А как тебя зовут? – спросила я.
    - Соня-Джульетта.
    Потом я спросила Максима:
    - Ну что, теперь ты жалеешь, что когда-то разочаровался в ней? – спросила я. Терезу я специально сейчас не называла по имени – Максиму и так понятно, а Тереза не поймёт – мы можем так говорить о ком угодно.
    - Нет, не жалею, - ответил Максим, - У неё своя жизнь, а у меня своя. Теперь появилась ты. Когда Тереза похвалила тебя, - Максим удачно построил речь (как будто Тереза и некая «она» - два разных человека), - Я понял – она права. Мне действительно выпало счастье сидеть с такой девушкой, и красивой, и носящей в себе будущее прозы о любви.
    - А раньше ты что, не обратил на меня внимание? Я так в тебя с первого взгляда влюбилась.
    Мы обнялись. Я гладила его плечо, вглядывалась в его красивые черты лица и удивительные глаза.
    Вдруг возле себя я услышала, словно щебетание птички, голос Сони-Джульетты:
    - А как тебя зовут? Я хочу, чтобы и ты у меня на книге расписалась!
    - Меня зовут Диана, - ответила я, - А эту книгу писала не я, а мадам Этуаль. Так что, я тебе распишусь на открытке, которая у меня с собой.
    - Спасибо, Диана, - сказала девочка мне, когда я расписалась на открытке, - Я буду мечтать о такой любви, какая будет в твоей книге.
    - Соня-Джульетта, а откуда ты знаешь, что будет в моей книге?
    - А у тебя разве сейчас не такая любовь?
    Я замерла, а потом с полной серьёзностью сказала:
    - Ты угадала. Сначала я всё придумала, потом получила в жизни, потом напишу.
    Действительно, в жизни у меня начиналось как будто продолжение романа. Практически, всё то же самое, всё в том же жанре, в котором я думала. Только обстановка другая. Флориан останется в сочинении, которое я напишу, и наша взаимная любовь тоже. Там, на страницах, мы будем жить вечно. А в реальности зато есть Максим. У меня мелькнула мысль, что я Флориана буду представлять похожим на него. А может, я Флориана сразу таким представляла. Он тоже был статным брюнетом с тёмными глазами. Максим сказал мне, что как будто побывал в сказке. Сейчас, смотрю, эта сказка для него продолжалась. Он с радостным удивлением смотрел на всё, что здесь происходит, на людей, выходящих из зала, на меня, на Терезу, которая торжественно расписывалась на чьих-то книгах и открытках, на Соню-Джульетту, которая радовалась приятным сюрпризам. Приятными сюрпризами были для неё автографы от Терезы и от меня. Последний момент был и для меня приятным сюрпризом. Я тоже радостно посмотрела на девочку – у неё, наверное, в первый раз сбылись настоящие заветные желания. Пусть у неё действительно будет такая любовь, как я придумала в своём будущем романе. Я попросила у Сони-Джульетты электронный адрес для связи, чтобы через какое-то время подарить ей свою книгу. Соня-Джульетта смотрела на нас весёлыми глазами и кричала мне на прощание:
    - Диана, я буду ждать тебя к себе! До свидания, Диана! Приезжай в гости!
    - До свидания, Соня-Джульетта, - сказала я, - Пусть тебе приснится сон про любовь, о которой ты мечтаешь.
    Тем временем Максим, как мне казалось, засыпал, положив голову мне на плечо.
    - Милый, ты что, решил здесь следующий сон видеть? – спросила я.
    - Я хочу видеть сон только с тобой, Диана, - ответил Максим.
    - Я тоже хочу видеть только с тобой, - ответила я, - Давай, сейчас выйдем к морю, потом каждый поедет к себе, но утром мы снова встретимся. А дома я всё равно буду видеть тебя во сне.
    - И я тебя тоже.






























































  • КЛЮЧИ ПРАКТИЧЕСКОЙ ДУХОВНОСТИ

  • Любовная история подарок. Глава 1



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи