Ноя
11

Море Людмила




  • Произведения Эшрефа Шемьи-заде

  • Заметка о счастье)))))))))))


  •  


     

    Есть такие люди, которых на самом деле нет. Но виноваты в этом только они сами.

     

     Людмила Ивановна, славная женЬщина, сама удивилась когда, ей вдруг, позвонил неизвестный номер и интересный мужской голос торжественно поздравил с главным выигрышем!

     Людмила Ивановна и сама уж позабыла,  как заполняла не совсем давно одну емкую анкету. Случайно попавшаяся под руки, она интересовалась о том, как звать Людмилу Ивановну, где ее найти, некоторые формальности и на конец, задавала главный вопрос. Он показался Людмил Ивановне особенно ответственный, потому как обнаруживал в себе важнейшую из тем, тему об экологии.

    Конечно же,  подумалось тогда Людмиле Ивановне, одной мне мало что решить в пользу экологии, и возможно мое предложение и окажется совершенно бесполезным брандахлыстным, но по крайней мере я сделаю этот шаг в сторону выздоровление нашей общей экологии и постараюсь хотя бы этим вот, возможно по муравьиному, но за то, не остаться без внимания к этому серьезному вопросу.

    Потому Людмила Ивановна,  вкратце, но и достаточно остроумно выдвинула свой не большой лукавый план, направленный на улучшение окружающей среды обитания. Анкету эту она сложила в конверт и отослала по указанному адресу.

     

    Диковинные чувства переполняли Людмилу Ивановну. В сущности, море она видела еще в юности, и тогда совершенно не успела его прочувствовать, расшифроваться в нем, а потом, лишь вспоминала о море, как о чем-то не распробованном, измышляла а иногда даже плавала в нем, на нем, во сне, рыбкой, бабочкой, миниатюрной пузатой лодочкой. На сколько она могла вспомнить, в роду ее не было даже моряков, не говоря уже об капитанах или путешественников далекого плаванья.  И как бы она не старалась, причислить себя, вспомнить, что ни будь такое, что бы сопрекасало, сплетало бы  в колосок, (хотя бы такой же тоненький и едва приметный как был на ее голове) с каким ни будь морем. Что там говорить, если Людмиле Ивановне не суждено было даже унаследовать любовь к морепродуктом, едва затеплившуюся у ее деда, единственное что связывало последние несколько поколений рода Людмилы Ивановны с морем!

    Тем не менее слухи в отличии от Людмилы Ивановны, плыли особенно быстро. А в горячем июньском воздухе ни еще и размножались, словно грипозные вирусы. Слухи про выигрыш и  его последствия обговаривали лениво, потому без особых эмоций и умозаключений. Но факт оставался фактом, море будут переименовывать. Но пока имени еще никто не знал, Людмила Ивановна была спокойна и свободна.  Она старалась присесть на тот стульчик в трамвае, где обсуждалось эта новость, даже перейти в соседнюю очередь на овощном рынке, где картошка хоть и была немного дороже, но покупатели ее более разговорчивы на тему  выигрыша Людмилы Ивановны.

    Море переименовывают! А наступит такой день, когда переименуют Великое Солнце, или на это они не замахнуться? И кто такие эти «они», и есть ли у них справки? Собрали ли они все те документы, собрали ли все подписи, подписки, чтоб ускорить этот странный процесс, либо у них есть блат? Да, обычный человеческий блат, когда и взятки гладки и совесть чиста, перед временем конечно, таким же великим как и Солнце, которое возможно им не замахнуться переименовать, не найти связей, тоненьких ниточек, дернув которые можно наладить нужные контакты. Хватило бы тогда им блата, обычного человеческого блата, чтоб отплатиться, взяв на себя подвиг, переименовать Великое Солнце? 

     

    Как и многие, Людмила Ивановна, выдумывала заранее, откладывать на черный день. Конечно же, этот день обязан был случиться внезапно, выстрельно, из-за поворота на встречу, когда его не ждут, или ждут, что именно даже наверное и лучше. На разность красному дню, старательно прописанному в календаре, черный, обходился без предупредительного, должного почтения. Но Людмила Ивановна была к нему готова очень даже хорошо. И скорее за все она бы никогда не решилась вмешаться в спокойствие запасенного, и ожидающего черного дня, как ни все эти беспокойства и егозания связанные с внезапным выигрышем. Людмила Ивановна, проснувшись утром, после ночи обмышлений, все же решилась! Она отсыпала, выкроила, отщипнула, определенную сумму денег из приданного черному своему дню, достала с антресоль старую свою курортную шляпу и залежавшего все бока чемодана, вложила в него несколько платий, детектив, снаряжения для ванной комнаты и отправилась на вокзал. Где бы не был человек, а море всегда остается близко.

    В поезде было изрядно душно. К тому же не все пассажиры замечали что запах стухшихся яиц, доноситься именно с их кошелок. Людмила Ивановна не могла заснуть даже в полночь, за стеной скучал за матерью маленький поросенок и потому вопил так, словно его уже режут. И странный мужчина, сидевший напротив, не собирался стелить себе лежбище и даже жмурить глаза, которые словно маленькие фары гуляли вагоном там, где он решал смотреть. Но зато когда Людмила Ивановна решила слезть с полки чтоб отправиться в туалет, растерянно отыскивала свои босоножки, странный мужчина, с помощью своих фонариков легко нашел их на полу среди сумок и серых случайно сползших со скользких пассажиров простыней.

    - Спасибо. Смущенно сказала Людмила Ивановна.

    - Не за что.

    - А вы никогда не спите? Поинтересовалась Людмила Ивановна, застегивающая ремешки на обуви.

    - Когда я ложусь спать и закрываю глаза, мои веки так нагреваются, что могут начать дымиться.

    - Как не удобно…но вы так совершенно измотаетесь. Ведь нужно иногда отдыхать.

    - я не спал уж много лет и не чувствую никакой усталости.

    - как это? этого и быть не может.

    - а вы разве пробовали не спать хотя бы год?

    - нет не пробовала.

    - а не спать хоть неделю подряд, ночь за ночью?

    - тоже нет.

    - как же вы тогда можете так четко утверждать то, что это не возможно?

    Людмила Ивановна немного растерялась и ничего не ответив пошла в туалет.

    По дороге она обо что то споткнулась. Это оказалась совсем не давняя еще крошечная чайка. Она испуганно крякнула и оглядываясь а Людмилу Иванову, спустивши к низу крыло похромала в чью-то раззявившуюся клетчатую сумку.

    Утро, лесным зайцем, внезапно и скоро  вбежало в вагон, разволновав слишком его временных жителей. Они сталкивались друг с другом, роняли на пол свои полотенца, захлебываясь вливали в горла ненастоявшейся чай, нервно очередились возле туалетов, небрежно скомкивали пастели и тащили их с видом, будто бы и вовсе к ним не причастны в купе к проводнику. Людмила Ивановна, совершенно не принимала участий во всеобщей панике, и мирно себе расчесывая косу  глядела в окно, ожидая спокойно прибытие на место. Там уж начали показывать городские обжитости, некоторые дома и заборы, загородные магазины и идущих не спеша старушек в разны стороны. Мужчины с фанариками, уже не было. Скорее за все он вышел еще ночью, подумала Людмила Ивановна. И еще прибавила к мыслям о том, что ночью наверное ему очень удобно передвигаться не освещенными дорогами.

     При выходе из поезда, Людмиле Ивановн подали теплую случайную руку. Она была очень кстати к тому же она, еще и оставила после себя в руке Людмилы Ивановны маленькую бумажку. Людмила Ивановна подумала, что это скорее за все реклама либо такси, либо проживания и прочла  только тогда, когда стала завтракать в привокзальном парке. Аккуратным почерком, сообщалось следующее.

    Где сны дороже, дешевле шелковые пастели.

    Обращайтесь по адресу Набережная 48 квартира 3.

     

    - вам нужны камешки прыгуны? Спросил у Людмилы Ивановны загоревший мальчик.

    - а что это за камешки? Улыбнулась Людмила Ивановна.

    - многие люди любят кидать по воде камешки чтоб они скокали.

    - ах, я понимаю про что ты говоришь.

    - если вы любит это делать, то можете купить вот.

    Людмила Ивановна снова улыбнулась. Она внимательно рассмотрела расфасованный по кулькам товар и пришла к решению не выдумывать такую покупку. И дело не заключалось в том, что она не любила кидать камешки в воду, просто излишние траты совсем не входили в ее пропланы.

    Комнату Людмила Ивановна нашла быстро. Не успев выйти из парка, она наткнулась на Набережную, где длинным рядом седели пожившие люди и предлагали на выбор жилища частного характера. Людмила Ивановна была скромная женЬщина и не стала долго и избирательно ходить, выискивая, словно новую судьбу, потому склонилась на третий призыв маленького старичка в кепке. К тому же, он обещал Людмиле Ивановн заплатить больше чем многие другие. Получив на руки сумму приличную для босоножек Людмила Ивановна подписалась под тем, что проживет уже дальше платя сама свои собственные деньги не меньше недели и через пол часа уже осматривала свою комнату. О, так это оказалась действительно хорошая комната. С огромным окном, чистым полом, широкой кроватью и чьим-то добрым портретом. Людмила Ивановна присматривалась в каждый ее угол. Это были чистые углы, и даже может ей показалось, что из одного из них вылетела маленькая белая бабочка и спряталась за портретом. Из окна видно было море. Не понятно было холодное оно или уже нет, и есть ли на его поверхности волны, настолько мало было его видно. Маленький синий кусок, едва приметный бантик, на общем виде окнокартины! Людмила Ивановна потрогала этот бантик, чрез стекло указательным пальцем и тут же его облизнула. Действительно, море было соленым!

    Вечером на пляже было уже почти никого. Но,  не смотря на это, Людмила Ивановна продолжала стесняться стащить с себя халатик и долго делала вид, что никак не может развязать поясок в конечном итоге, сорвался густой ветр и схвативши халатик унес его сперва вверх а потом в море.

    - Теперь проверяйте почтовый ящик. Объявил некто подсевший рядом.

    - это странно. Огорчилась Людмила Ивановна. И в чем же теперь, интересно знать я врнусь домой?

    Незнакомец рассмеялся.

    - если хотите, и это разумеется, я могу отдать вам свою рубашку. Ну и если вам это вдруг и станет не удобно, я готов ее не подарить а обменять.

    - на что?

    - на что-то совсем не заметное. Знаете, я не люблю материальностей. Они так тяжелы если ездить постоянно с места на место, вот как я. И не думаю я, что у вас нынч в отпуску, есть что-то такое что могло бы мне стать интересным их вещиц. Или есть?

    - честно говоря я не брала с собой что-то занимательное. Вы правы. Смутилась Людмила Ивановна.

    - ну вот, я как раз про это же. Потому предлагаю вам, кое что другое, думаю это не станет для вас большой потерей.

    - ну, мне бы хотелось поскорей узнать о чем вы.

    - о циферке. Это просто!

    - О циферке?

    - да! Просто о циферке.

    - а как же это?

    - у вас с собой документы.

    - у мня с собой только паспорт.

    - ну а пачпорт, это очень хороший документ! Улыбнулся незнакомец и подсел еще подсел еще ближе. Кепка с его головы так же как и халатик улетело в море. Голова его оказалась совершенно лысой!

    - я не могу понять, что вам нужно, мужчина. В голосе Людмилы Ивановны появились явны нотки переживаний.

    - какого числа у вас день рождения?

    - двадцать первого января.

    - мне этого достаточно. Улыбнулся лысый незнакомец. Представьте что придя к себе домой вы обнаружите что в пачпорте прописано не «21» а «22» вы бы слишком огорчились?

    - я могла бы и не заметить этой разницы. Улыбнулась Людмила Ивановна совршенно растерянно.

    - вот и я про то же. Всего лишь циферка. Ничего особого. Циферка с вашей даты рождения!

    Людмила Ивановна всегда страдала тем, что ее достаточно легко было уговорить. потому обмен произошел.

    - Каждый выкручивается как может. Как ему положено, как ему хватает терпения и выдумки. Принялся шептать на ухо Людмиле Ивановне незнакомец. Всем стоит запасаться заранее. Как говориться с миру по нитке. И быть готовым к ко второй главной дате в жизни. Лучше знать  заранее конечно. Ахахаха!  И если встречаются хорошие люди, значит очень повезло. Сказано же, что, сколько времени ты можешь отдать другому на столько тебе, потом и спасибо скажут. Ну а если наоборот. И выходит то, что это не очень хорошо. То есть по формуле, дарить время хорошо а забирать плохо.  Ну как же тогда правда? Получатся вы сделали хороший поступок отдали свое время, а результат тому плохо для того, кому вы его подарили. Значит вы сделали не очень хорошо. правда в двух концах. И запутавшись в этом всем, не возможно смотреть на обеденное море. Такое вот ярко. И  нужно оттянуть тогда эту последнюю дату максимально. И про пришествию, происшествию ждать наказаний. Хотя люди сами себя наказывают.

      - странно это все вы думаете. Выдержав паузу заметила Людмила Ивановна.

    - а вы любите море?

    - да, люблю.

    - сильно?

    - не сильно.

    - это тоже странно.

    Незнакомец еще раз поблагодарил Людмилу Ивановну за циферку и ушел в сторону восхода.

    Солнце уж почти упало в море. Что-то пекло за шиворотом у Людмилы Ивановны. Она разглядывала море. Наверно глубокое. Но как она могла быть в этом уверенна, если сама еще не проверила ту глубину. Может быть оно было не таким и глубоким. Вот то что оно было соленым, Людмила Ивановна четко знала. Она разглядывала его то щурясь то широко раскрывая глаза, в которые залетал песок. Очень далеко плыли красивые корабли, названий которых Людмила Ивановна никак не могла разобрать. Но это было ей не очень интересным. А на пирсе, на пирсе, две маленьких девочки, в солнечных очках  кидались прыгливыми камешками. Казалось бы, обычная история, пока камешек той девочки, которая  была чуть ниже другой, не смотря на каблуки под ногами, долетел до одного из непонятно как названных кораблей, ударил его в бок и тот, скорее всего с перепугу нырнул под воду.

     

     

       



  • Произведения Эшрефа Шемьи-заде

  • Заметка о счастье)))))))))))



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи