Ноя
10

моя биография до беременности для кое-чего.




  • Про смерть.

  • Милые кости


  • Родилась я в военской части. В финском домике, про который мама говорила, что был в он нашей части самый крайний и неудобный. Вообще мне представляется, что в нашей части не было удобных домиков, потому из неё и уехал почти весь «офицерский состав». Так мама говорила: «офицерский состав». А мы остались, потому что выбыли из «состава» после того как папа умер. Это тоже мама сказала как-то: «папа умер». Часть нашу вскоре расформировали, потому что она находилась в далеком и неудобном стратегическом месте – на Воскресенских болотах. И стали освобождаться многие такие же финские домики; видимо маме казалось, что эти освободившиеся домики чем-то лучше, потому детство свое помню как череду бесконечных переездов из одного домика в другой с совершенно такой же печкой-буржуйкой и обязательным сараем с мышами и углем.
    В школу нас возили на специальных автобусах-школьниках. Тех, на которых написано «Осторожно дети». В образцово-показательную школу №22 приезжали два таких автобуса. Наш был голубого цвета, а автобус из части Лобазник – красного. Лобазник – это позывной специальный для выхода на связь. На связь нужно было выходить так: «Лобазник Лобазник ответьте я Малага ответьте Малаге». Я знаю, потому что так на связь выходила мама, когда работала на АТС. Наш позывной был Малага, потому которые приезжали на красном автобусе, дразнили нас «малаги-салаги», а мы их – «лоботрясники».
    Из шести лет учебы в школе №22 запомнилось как однажды я пришла в школу без портфеля – забыла его в автобусе. Просто забыла и все. Учительница Нина Михайловна не очень удивилась – я могла забыть все, что душе угодно. Зато меня потом долго мучили ночные кошмары, в которых я являлась в школу без юбки или без платья, в одной белой маечке и трусиках, или босиком.
    И еще один раз – когда меня забыл автобус-школьник, я почему-то не испугалась. Просто пошла в пешком по той дороге, по которой уехал от меня автобус. Нужно было пройти 35 километров. Это потом часто рассказывала мама: о том как приехал автобус без меня и как они с автобусом поехали обратно за мной и как увидали меня с портфелем на лесной дороге одну – я уже порядочно успела пройти.
    Потом мы переехали в большую квартиру в кирпичном доме на улицу с асфальтированной дорогой. Таких домов было всего пять, и к тому времени все военные семьи, которые не успели выехать из нашей расформированной части, умещались в них. Такая у нас стала часть: в одну улицу.
    А после мы переехали в Большой город и мама ушла с воинской службы. Я очень хотела жить в Большом городе: собрала и съела для этого сто цветков сирени с пятью лепестками, и загадала «жить скорее в Большом городе».







  • Про смерть.

  • Милые кости



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи