Ноя
10

Навеяно Ветром




  • Ангел Устал

  • Приоритеты


  • №1

    Серебристые облака, освещенные призрачным светом, расступились передо мной и я начал спускаться, зачем-то считая про себя ступеньки лунной дорожки. Раз, два, три... десять, пятнадцать, двадцать и тучи остались позади. И просвет, сквозь который Луна протянула единственный луч, предназначенный для меня. Для меня и одного человека.
    Передо мной раскинулось светящееся плетение ночного города. Хаотическое и в то же время упорядоченное пересечение огненных линий улиц и пульсирующих сердец света тысяч окон. Переливающееся сияние движущихся машин, желтое, красное, белое, синее, все цвета смешались и создали неповторимую гамму, уникальную для каждого города. Сегодня шел дождь, а значит теперь улицы, покрытые ночью, несказанно красивы. Свет фонарей размыто отражается от мокрого асфальта, создавая свой рисунок искаженного зеркала.
    Я мог бы пройти по ступенькам до конца, но сегодня у меня было время, чтобы полюбоваться странной красотой города, омытого, чистого и довольно светящегося. Я оттолкнулся от лунной дорожки и взмахнул крыльями. Человеку всегда хотелось летать. Хотелось прыгнуть и оторваться от земли, вырваться из клетки, в которой ему предназначено родиться, жить и умереть. Оторваться и устремиться ввысь, взмывая на теплых потоках воздуха, играя с ветром и величественно паря над лесами, реками… И я рад, что могу летать. Могу чувствовать мощь своих крыльев, бесшумно поднимающихся и опускающихся.
    Я устремился вниз. В ушах пьяняще завыл ветер, растрепывая мои короткие волосы. Сердце забилось быстрее, наполняя меня безумной радостью и непередаваемо отчетливым ощущением жизни. Я живу! Я лечу! Вихрь промчал меня над улицами, людьми, машинами, проводами, равнодушным электрическим светом, лужами и шумом. Нет, они не могли меня видеть, ведь сегодня я явился только к одному человеку.
    Как всегда, мокрые улицы, залитые разноцветьем фонарных ламп и неоновой рекламы, отраженные сами собой наполняли мое сердце щемящим чувством бесконечного чуда, присутствия волшебства, рожденного хмурым ливнем и творением человеческих рук. Да, я люблю город, но не только поэтому я спрыгнул со ступенек лунной дорожки. Просто мне не хотелось делать то, для чего меня послали. Да, можете назвать это малодушием, но пока потоки воздуха относили меня все дальше и дальше от моей цели я был счастлив.
    Но время, тик-так, увы, умеет напомнить о себе. Я несвободен. У меня есть долг, который требует выполнение. И, поднявшись повыше, я плавно повернул и устремился к одному-единственному окошку пятиэтажного дома. В окошке не горел свет, но тот самый луч, протянутый от ночного светила, упирался именно в него, заливая темную комнату ярким белым сиянием. В окне кто-то стоял.
    Я тяжко вздохнул и приземлился на ступеньки у своей цели, сложив крылья за спиной.
    - Ты ангел? – раздался неуверенный и тихий детский голос.
    Девочке было шесть лет. Ее лицо, озаренное светом Луны, казалось изможденным и бледным, как снег. Длинные черные волосы падали ей за спину. Одета она была лишь в ночную рубашку, а босые ножки наверняка замерзли от холодного пола.
    - Да, я ангел, - сказал я, глядя сквозь огромные голубые глаза прямо в ее душу. Чистую и нежную душу ребенка, еще не запятнанную «взрослыми» деяниями и чувствами.
    - А ты кто? – ответ мне был известен, но поговорить будет приятно. Надеюсь… Беда с этими невинными: всегда они просыпаются, всегда видят.
    - Я Катя… А… а мама говорит, что ангелов не бывает, - смущенно произнесла девочка, переступив с ноги на ногу.
    - Мама ошибается, - мягко возразил я, - ты ведь меня видишь. У меня есть крылья, значит, я ангел.
    - Да… Наверное. А ты прилетел ко мне?
    - Конечно, милая, - с трудом проглотив комок в горле, выдавил я, - ты ведь такая хорошая девочка, что я просто не мог пролететь мимо.
    - Понятно… - Смутить ребенка тем, что взрослого человека может привести в ужас или вогнать в фанатизм практически невозможно. Взрослые обычно понимают, почему видят меня. Для ребенка я просто ожившая сказка, с которой можно поговорить и которую можно даже потрогать. Именно поэтому я ненавижу работать с детьми. Мне больно…
    - Пойдем, - прошептал я, ступая в комнату и беря Катю за руку, - тебе нужно ложиться спать, ведь маленькие девочки должны спать ночью.
    Она безропотно и доверчиво пошла за мной. Я уложил ее в кроватку, прикрыв одеялом.
    - Мы еще увидимся, ангел? – спросила она все тем же тихим и неуверенным голосом. Наверное, боялась, что сказка вдруг исчезнет или обернется ночным кошмаром.
    - Я надеюсь, - беззвучно прошептали мои губы, - я надеюсь. Очень-очень.
    - Почему ты плачешь?
    - Разве?
    - Да. Кто тебя обидел.
    - Ннет… Никто, - ласково сказал я, вытирая щеки, - просто я несчастен.
    - Не плачь, все будет хорошо, - уверенно сказала девочка и закрыла глазки.
    - Да, конечно, - кажется, я произнес последние слова про себя, потому что Катя не ответила. Она спала.
    Да… Все будет хорошо. Я хочу в это верить. И я буду в это верить!
    Поднявшись с колен, я поймал выпавшее из крыла черное перо ладонью. Ну и кого ты пытаешься обмануть, Ангел Смерти?





























  • Ангел Устал

  • Приоритеты



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи