Ноя
10

Оборотень




  • Произведения Эшрефа Шемьи-заде

  • МОИ СТИХИ


  • Прерванное приключение

    Возвращаясь домой с трамвая, я обратил внимание, что надо мной снова плывет лунная тарелка. Т.е., было полнолуние. Ночь стала почти такой же светлой, как день. Но сам факт полнолуния был важнее. Оно предвещало еще пару ночей приключений свободы.

           Это было чудесно. В такие ночи я упивался свободой. Ничто не сдерживало мой разум. Я мог стать кем угодно: котом, собакой, птицей, деревом… И становился. Но не так, как это описывают в книгах и показывают в фильмах: ужасающая трансформация тела, лопание одежды и кожи… брр… неэстетично и непрактично… не в моем вкусе, да и неправда это. Все гораздо проще, по крайней мере, у меня. Мое тело остается лежать в кровати, а разум я отправляю в тот объект, который пожелаю.

          

    Чаще всего я выбираю птиц либо котов. Но пару раз становился деревом. Так, ради интереса. Первые полчаса было интересно. Новые чувства, новые впечатления… А потом стало скучновато. Слишком статично. Но теперь я понимаю, почему у Толкиена они были такие мудрые и неторопливые. Это их сущность. Сама жизнь деревьев пронизана неторопливостью и мудростью. Однако для подростка нужно движение, нужна динамика, а деревом я могу и в старшем возрасте побыть.

           Здорово быть птицей. Особенно совой или филином. Какое у него классное зрение ночью! Смотреть – не насмотреться! Удобная для ночных приключений. Хотя с ними тоже бывает скучновато. Когда они на ветке сидят и выжидают мышку или другую добычу.

           А вот коты меня еще ни разу не подводили. В спящего кота я не попаду, поскольку его мозг не примет меня. Зато, если уж киса бодрствует, то так, что закачаешься! Поэтому в них я чаще всего гуляю. Собакой быть не хочу – слишком грубое животное. И язык беден, и гибкости никакой. Убого как-то.

           Поэтому сегодняшняя луна предвещала именно кошачью охоту. Благо, дом у нас большой, и комната у меня отдельная. Так что никто из моих родных не догадывается о моих ночных похождениях. А то бы не знаю, что и было. Отец – видный бизнесмен, и его статус явно пострадал бы, узнай кто правду обо мне. Мама тоже деловая женщина, очень прагматичная, ни во что не верящая. Сказала бы, что у меня галлюцинации. Я как-то заикнулся при них о вероятности моих превращений.

     

    -         Мам-пап, а что, если бы я вдруг оказался оборотнем?

    -         Мы бы посадили тебя на цепь, и ты сторожил бы дом.

    -         Ха, а если бы я не сам превращался, а только мысленно селился бы в ком-нибудь?

    -         Это называется реинкарнация и происходит после смерти человека, если верить индусам, а тебе еще далеко до смерти. А кроме того, мы люди православные и знаем, что и после смерти человек ни в кого не селится, а его просто хоронят и отпевают.

    -         А вдруг это правда и можно селиться не только после смерти, но при жизни?

    -         Вот фантазер. Снова начитался мистики? Или фильмов насмотрелся? Может, помочь тебе контролировать твое время и поселить в твоей комнате "всевидящий глаз" – камеру наблюдения?

    -         Ну-у, пап, ну зачем так?

    -         Да, Володь, ты еще "жучков" на него понавешай. А ты быстрей ешь, а то в школу опоздаешь!

    Вот и весь разговор.

     

    Друзьям я вообще решил ничего не рассказывать. А то вдруг бояться станут или использовать: "подсмотри за Лизкой завтра" или "слетай туда-то и туда-то, узнай то-то и то-то". Я и сам как-то попробовал это сделать.
             Превратился в птицу и сел на окно самой красивой одноклассницы – Лизы. А она крошек мне насыпала, закрыла окно и шторы задернула. И плюс я еще убедился, что толком ничего не увижу, что хотелось бы: зрение-то тоже у меня птичье становится, как и все восприятие. Поэтому тут уж ни кошки, ни мыши – никто не помог бы. Разве что собака – но у нее зрение черно-белое. Так попробуй еще попади в комнату в виде собаки. В самом лучшем случае кинут кость или корку хлеба, но на порог не пустят – блохастый и вонючий.

    Другой аспект – неестественность поведения.
             Когда я превратился в ту птицу, она собиралась лететь на хлебозавод поесть и переночевать в теплом месте. А когда я вмешался, то она затрепыхалась и чуть не упала. Так что пришлось направлять ее потихоньку, импульсами. Внушил ей, что мы летим в теплое и сытное место. Честно говоря, до сих пор не понимаю, что реально у нее в голове происходило. Получается, что я стал ее наездником, но изнутри. А когда мы прилетели и получили, что называется, "по клюву", я чуть не бросился в окно, чтобы разбить его. Но вовремя опомнился, только клювом защелкал да когтями по окну зацарапал.

             Поэтому я просто наблюдаю и наслаждаюсь. Иногда корректирую курс, в рамках естественного поведения, если понимаю, что можем вляпаться в большие неприятности. Сегодня хорошая погода, так что ночь обещает быть интересной. Придя домой, быстро поел и поднялся в свою комнату. Обычные предпостельные процедуры и наконец я лежу под теплым одеялом. Закрываю глаза, ищу кошку. Помню, когда заходил в дом, недалеко пробегала одна пушистая красавица. Нащупал. Потихоньку отправляю сознание в нее…

            Это кот, не кошка. Сижу, выжидаю мышь. Вот, из норы появляется нос, глаза, потом вылезает вся она. Я подбираюсь, прицеливаюсь… Прыжок, когти, зубы, ам! Умм… какое наслаждение! Живое тепло заструилось, пошло по горлу, в желудок, по всему телу. Ням, вкуснятина! Обожаю! Теперь бегу на другое место охоты… Забор. Подбираюсь, прицеливаюсь, прыжок, хвост, лапы, хвост, задние лапы!.. И я уже на другой стороне, бегу дальше. Сарай. Так же запрыгиваю на него, ползу по крыше. Здесь надо уже потише, так как еда может сама прыгнуть в лапы. Нахожу знакомую дырку, залезаю внутрь.

            Уфф, какой здесь запах! Удивительно, что крысы еще по стенам не кишат, так весь воздух насыщен ими. Здесь придется побороться, если кого поймаю. Жду…

             Услышал шум снаружи, выбрался наверх. Ага, люди хотят вовнутрь зайти. Чего это среди ночи им понадобилось? Хорошо, с замком не могут разобраться. Надо тикать отсюда. Прыгаю вниз, пробираюсь за сараем, через забор на другую сторону. Дорога… Смотрим… Тихо вроде. Иду на другую сторону дороги. Пока дохожу до середины дороги, слышу страшный шум, яркий свет, пытаюсь прыгнуть назад – далеко, мечусь обратно – ааааа..! Лежу посреди дороги, не могу пошевелить ни лапой, ни хвостом… Ммм… Как больно!
            Слышу шум… кто-то идет? Кажется, человек… я из последних сил пытаюсь увидеть, почувствовать… похоже на моего отца… какого отца? О, я же человек тоже… или кот? Смотрю на этого человека, глазами спрашиваю: зачем? Он вдруг резко встает, уходит, машина заводится, уезжает… Я лежу, лежу… Пытаюсь дотянуться до себя в комнате, но не могу… Слишком больно… Лучше бы сразу насмерть… и почему кошки такие живучие? Больно, больно, больно… Постепенно, боль отступает, все начинает неметь… сначала хвост и кончики лап, потом поднимается, остается одна голова, потом вдруг вспышка перед глазами…

     

            Владимир возвращался с "делового" общения. Они с коллегами сняли сауну с бассейном и девчонками и хорошо оттянулись. Он чувствовал расслабленность во всем теле, приятную истому. "Кто бы еще его до кровати доставил! Так, надо газу дать, а то так и заснуть за рулем недолго". Владимир вдавил педаль газа, вдруг увидел рыжего кота, пытающегося перебежать дорогу, нажал резко тормоз и вывернул руль, но машина была большой, и ее протащило вперед.

            Мужчина заглушил мотор, вышел из машины, приблизился к бедолаге на дороге. Тот был совсем плох. Похоже, машину протащило прямо по нему. Как же так? Владимир присел на корточки, посмотрел коту в глаза. Тот вдруг тоже посмотрел на человека. И мужчина вздрогнул. Ему вдруг показалось, что он поймал не кошачий взгляд, а человеческий. Более того, своего сына, когда тот умолял отца о чем-то. Владимир резко поднялся, прошел в машину, сел, завел и поехал. Он уже жалел, что поддался минутной слабости. Да этих котов сотнями давят на дорогах! И этот взгляд еще. Наваждение какое-то. Нельзя так пить, да еще когда за рулем.

          Через двадцать минут Владимир был уже дома. Остальной путь он проехал уже без приключений, но полностью трезвый и без остатков удовольствия, полученного на отдыхе. Из гаража он прошел на кухню, налил себе чаю. Не стал его пить, решил зайти к сыну в спальню. Тот не любил, когда к нему врывались, и Владимир делал это крайне редко. Сейчас он хотел окончательно убедиться, что пригрезившееся на дороге было навеяно пьяной дымкой.

           То, что он увидел, ошеломило его. Он бросился к телефону вызывать скорую. Мальчик лежал скорчившийся, со скрюченными пальцами, его лицо передавало ужасную муку. Приехавшие довольно быстро врачи констатировали смерть. Произведенное позже вскрытие показало, что парень умер от болевого шока страшной силы, но на теле никаких повреждений не обнаружено. Доктора развели руками, не в силах понять этот парадокс. Зато Владимир, заглянувший сыну в глаза перед тем, как их закрыть рукой, все понял. Он увидел там того кота, которого задавил. Кота с человеческим взглядом. Время смерти совпадало со временем того наезда.

           После похорон сына Владимир продал свою машину и больше никогда не садился за руль. Также они продали свой дом и переехали в другой город совершенно в другом округе России. Бизнес Владимир передал в управление доверенным лицам и стал жить на проценты от вложенных ранее в акции денег. Перестал совершенно пить и изменять жене. И очень быстро поседел. После гибели сына он прожил еще лет шесть, так никому и не сказав о происшедшем. Лишь в компьютере оставил запись...

     







  • Произведения Эшрефа Шемьи-заде

  • МОИ СТИХИ



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи