Ноя
10

Пёс (рассказ)




  • Мультфильм “Жил был пес”

  • Усталый Человек и Дождь


  • Очень тяжело чистить ружье, задыхаясь от слез... Но я продолжал яростно двигать ершиком и даже не пытался вытереть мокрые дорожки на щеках. Рядом со мной лежало два патрона. Хороших, проверенных. Время от времени я опускал ружье и наощупь находил их ладонью, будто хотел убедиться в реальности того, что собираюсь сделать.

    Из комнаты донесся глухой стук. Я вскочил, положил оружие на скамью и выглянул за дверь. На меня виновато взглянули темно-карие глаза Пса. Я всегда звал его так вот просто - Пес. И он не обижался - ведь он и был псом. Я с мукой увидел, как иссохшие передние лапы напряглись, подтягивая за собой худое костлявое тело - он полз к двери в сени...
    -Ну что же ты... - прошептал я и, в два шага оказавшись рядом, будто пушинку поднял его на руки и переложил обратно на тахту. Карие глаза снова взглянули на меня непонимающе и виновато - Пес привык жить в сенях, даже в лютый холод он редко позволял себе зайти в комнату, и сейчас эта моя настойчивость его пугала. Но я не мог, не мог, не мог по другому.
    14 лет мы были с ним вместе. Сколько дичи мы добыли вместе! В каких местах побывали! Сколько ночей пролежали в куче лапника, греясь друг о друга! "Смотри, смотри, Пес!" - кричал я в восторге, показывая на огромную ветвистую молнию, ударившую в вершину могучего одинокого дуба, и Пес восторжено носился кругами вокруг меня и пытался тщетно перелаять раскаты грома... "Пес, ты видишь?" - потрясенно спрашивал я, показывая рукой на медленно гаснущее под тенью луны солнце, и Пес тихо поскуливал, задрав морду к небу... "Пес, ну скажи, скажи, что она дура, она никто, никто!" - умолял я, обняв его мохнатую шею, и Пес молча умывал мое лицо розовым шершавым языком...

    Однажды Пес отравился. Завернутый в плед, обессилевший от непрекращающейся рвоты, он лежал на моих коленях в темном салоне старой Нивы, мчащейся по ухабам лесной дороги. Мокрые ветви хлестали по крыше и окнам, машина подскакивала и проваливалась в полные дождевой воды ямы, я держал Пса, держал так крепко, будто не давал вырваться его душе из измученного судорогами тела. Я чувствовал как ему больно и плохо, но он даже почти не скулил, только время от времени приподнимался и заглядывал мне в глаза, будто пытаясь приободрить меня. Он чуть не умер тогда в дороге. Четыре дня под капельницей, уколы и промывание желудка - и Пес на всю жизнь возненавидел белые халаты врачей и запах, стоящей в клинике, возненавидел так, что дважды уничтожал содержимое моей походной аптечки. Тогда я подумал что никогда, никогда, ни при каких обстоятельствах я больше не напугаю его ТАК. Именно тогда я понял, почему охотничьих собак не усыпляют.

    Мою руку толкнул его нос, я вернулся из мира воспоминаний и нежно погладил седую морду. Полмесяца назад мы последний раз выходили на охоту. А когда пришли - Пес лег. С тех пор он не вставал. Его тело исхудало, глаза ввалились и потускнели. Друзья и знакомые врачи разводили руками, мол чего ты хочешь, он уже много пожил, ему пора... Но я не хотел мириться с этим, я не верил им, лелея несбыточную надежду, что все пройдет и Пес встанет и мы опять пойдем на охоту, вдвоем как прежде... Но вчера я впервые проснулся от отчаянного скула, почти плача - он плакал, плакал от боли во сне, его лапы шевелились, как будто он хотел убежать, убежать далеко, туда где никогда больше не будет больно и плохо... Я стал гладить его, шептать на ухо, что он самый лучший Пес, самый смелый и сильный. Так я и заснул с ним рядом, как когда-то.

    А на утро я пошел чистить ружье.

    - Эй, пес! - позвал я и улыбнулся, увидев, что он поднял голову и вопросительно что-то проскулил. Улыбнулся сквозь слезы. Уже третий день Пес отказывался есть, он иссох, казалось кроме костей, обтянутых тусклой шерстью, от него ничего и не осталось. Только вот голос и взгляд - да, это осталось прежним.

    Увидев в моих руках ружье Пес изумленно вскинул голову, приподнялся и радостно застучал хвостом по дивану, он перевел восторженный взгляд на мое окаменевшее лицо и замер. Хвост стал стучать реже и реже, глаза внимательно изучали выражение моего лица, тело словно сжалось в комок. А потом он на мгновение приоткрыл пасть, приподнял уши, будто улыбаясь мне напоследок, глубоко вздохнул, расслабился и отвернулся, положив голову на лапы, словно чтобы мне было удобнее, подставляя под выстрел висок и затылок. Я замер, но он не поворачивался. Дрожащими руками я поднес ружье к плечу, прицеливаться особо не требовалось - промахнуться было сложно. Когда раздался тихий щелчок предохранителя, Пес даже не дернулся, только еще раз тихонько вздохнул со скулом от терзавшей его боли.

    Это был самый громкий выстрел в моей жизни... Мне кажется он звучит в моих ушах до сих пор...




  • Мультфильм “Жил был пес”

  • Усталый Человек и Дождь



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи