Ноя
11

Перед послесловием




  • Что едят в разных странах

  • Милые кости


  • В среду ее семья сообщила:" Сегодня wake, завтра религиозная церемония и похороны. Вот адрес и время".
    Меня пригласили.
    После работы я приехала в похоронный дом. Дрожала. Но шла. Мое первое посещение похоронного дома в этой стране. Никакого понятия о правилах и о том что просиходит. Сотрудники рассказали что по обычаям - приносишь соболезнования родителям и семье. Заставила себя идти вперед, в глубину комнаты, там где сидела семья и лежала она. По очереди разговаривала и обнимала уже хорошо знакомых людей. Они были приветливы и благодарны.
    Вдруг, ее мама взяла меня за руку и сказала:"Сядь, сейчас нужно сесть", и она посадила меня рядом с собой, на первом ряду, там где сидела семья. Встать я не могла, оказалась прикованной к стулу. Как я оказалась на первом ряду? Я не чувствовала себя. Как будто меня не было. И поэтому я думала что и меня никто не замечает. Я представляю собой часть зала. Не семья, не друг, не сотрудник... Не могла поверить. Перед залом оказалась женщина, подруга семьи и религиозная фигура "minister". Она говорила не долго, и потом обьявила " свободный микрофон" приглашая всех кто знал ЕЕ рассказать как они ее помнят.
    Выходили родственники, сотрудники, друзья. Из их рассказов я узнавала И, сильную, жизнелюбивую, образованную, счастливую, твердо знаюшую что она хочет.И для которой не было преград. Все Ее сросшиеся суставы, сделавшие ее недвижимой с детства не остановили ее непрерывного целенаправленного движения. Она, на своей инвалидной коляске, с маникюром, галанто одетая, привлекательная, каждый день ездила на работу на метро, пока не сдала на права. Иногда на метро не работал лифт и тогда позвонив по мобильному телефону, она ждала когда за ней приедут пожарники чтобы снять ее с платформы. Однажды она поняла что ей повезло - у нее есть мобильный, а как поступают другие инвалиды, у которых их нет? И она сделала так что на каждой станции появилась телефонная будка... У нее было время и силы думать о других. она двигала себя впред, она двигала всю семью вперед.
    Ей были благодарны друзья, она любила и была любимой.
    Мое сердце переполнялось восхищением, грустью, преклонением перед ее силой... Я думала - а что бы сказала я о ней... Но я сидела, и слушала и была спокойна -здесь никто не ждет что я встану и скажу. А я боюсь, и не люблю и не умею говорить перед незнакомыми людьми.
    Женщина-министер, друг семьи... обратилась ко мне: "Доктор, а вы бы хотели что то сказать?"
    Сердце провалилось. Я? Перед залом незнакомых людей,среди которых могут быть те, кто обвиняет меня? Я, которая оказалась бессильной перед лицом безвыходности? Я которая не смогла сберечь ее, дать ей насладиться тем что она хотела больше жизни - дочь...? В голове звучала фраза, много раз подаренная ее мамой:" Помни, ты сделала то о чем она тебя просила. Она знала что может случиться. Она сказала мне " У меня будет дочь, даже если это меня убьет"".
    Пауза. Я встаю, меня несет вперед. Я произношу мое имя и говорю... Я говорю о том как ее инвалидная коляска исчезла с первых минут нашей встречи, как я восхищаюсь ей, как она изменила мою жизнь, как ее семья поражает меня своей мудростью и силой... и как я благодарна судьбе за то все чему она научила меня...
    Я падаю в кресло, пролепетав что то еще о том как я не могу найти больше слов и что это мой первый раз на похоронах в этой стране - форма извинения за то что не так.... Падаю в кресло. Ее мама хватает меня за руку и спрашивает:" Как ты? Все ли с тобой хорошо?" Я держу ее руку крепко, сжимаю, благодарна за то что она есть, за то как она видит меня, как она мудра и как она вдыхает силы в меня. Я знаю откуда И стала такой какой была. Потом все в тумане, ко мне подходят не знакомые люди, и говорят:" Будьте сильны, у вас есть другие больные", "Я - кузен И, спасибо за то что вы лечили ее..." , "Спасибо за то что вы дали нам ее дочь..."

    На следующее утро я снова иду туда, на церемонию - мне сказали время, я чувствую себя приглашенной, я хочу там быть. Мне помогает быть рядом с ее семьей, а скорблю не одна. Я могу плакать, я принята. Кто то другой, очень важный для меня - принимает меня, не винит меня. Теперь моя очередь принять меня, не винить меня...

    У И есть сестра Э. Э на 34 неделях беременности. Я тоже ее доктор. Она хочет что бы я продолжала быть ее доктор... Я молюсь...












  • Что едят в разных странах

  • Милые кости



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи