Ноя
10

Песнь ласки с лейкемией





- Почему... - я сидела на скамейке в школьном дворе.
Только что меня выгнали из школы со словами, чтобы раньше получаса я не возвращалась. Тут же вспоминается милое лицо директрисы - Ангельской: "Вы просто пропадёте в своём кабинете! Подышите свежим зимним воздухом!"...
Зубы громко отбивали барабанную дробь, ибо я не взяла с собой даже шарфа... И поверить трудно, что тут ещё полчаса сидеть - я просто не выдержу...
На дворе было тихо и спокойно. Снег хлопьями падал на землю, словно грозясь засыпать и меня тоже...
- Почему вы тут сидите в такой мороз, госпожа психолог? - наинежнейший и приятнейший юношеский голос из всех, который я когда-либо слышала...
Да ещё и госпожа...
- Меня выгнали... - я повернула голову на голос и моему удивлению просто не было предела. - Рю?..
Да. Рядом со скамейкой стоял тот самый друг Димы. Как всегда - бледный-бледный, угольно-чёрные волосы взлохмачены, глаза разного цвета смотрят только в одну точку. На худом теле - пальто в стиле "фрэнч", чёрные обтягивающие джинсы и грубые, до колена шнурованные сапоги...
Он сел рядом. Чёлка свисала на глаза, закрывая их.
- "У него хотя бы шарф есть!" - я жадно посмотрела на тёплый серый шарф, намотанный на шею парня.
- Выгнали?.. - тихо спросил Саня и затих.
- Именно... А ты что тут делаешь?.. - я немного удивилась внезапному появлению Александра у нашей школы.
Тот промолчал. Потом вздохнул и блаженно улыбнулся, посмотрев на колени.
- Диму ждёшь? - спросила я.
Рю кивнул.
- У него уроки не скоро закончатся... - я знала расписание моего маленького друга наизусть.
Парень как-то потерянно посмотрел вдаль, где простиралось заснеженное поле под названием стадион.
- Со мной можно разговаривать... - усмехнулась я. - Расстроился?
- Нет... - ответил Саша. - Ничуть, ведь я всё равно его ждать буду...
- Ты так ему... предан?.. - я улыбнулась.
- Он единственный друг. Почти брат. Младший.
- А сколько тебе лет? - мне хотелось ещё послушать этот приятный голос.
- Мне? Мне восемнадцать.
- Сколько?.. - он был лет на четыре-пять старше Димы.
- Я же сказал, сколько.
Надо будет спросить у Димы, зачем ему такой взрослый друг...
- У меня есть к тебе пара вопросов, касательно вашей дружбы с Димой... - я встала со скамейки. - Пойдём ко мне в кабинет, пить чай. А то я совсем замёрзла...
- Вы замёрзли? - Рю снял с себя свой шарф и протянул его мне, растянув тонкие бледные губы в улыбке.
- Ты с ума сошёл? Сам же заболеешь! - я ошарашенно посмотрела на такое поржертвование.
- Мне терять уже нечего. У меня лейкемия. - парень всё ещё улыбался и держал протянутую руку с шарфом.
- Ну... Спасибо... - я приняла шарф и обмоталась им.
Мне показалось, что от шарфа должен валить пар - он был нагрет до такой степени, что я чуть ли не обожглась.
- У тебя всегда такая температура?.. - выдохнула я. По телу начало разливаться тепло.
- Да. Всегда. Около тридцати восьми.
Я пошла к школе, тая под шарфом. Какая у него температура... Разве это нормально?
По радостным словам Ангельской, я пробыла на улице чуть больше нужного. Потом она косо посмотрела на Сашу:
- Это кто?
- Мой друг. Надеюсь, вы не возражаете насчёт того, чтобы провести его ко мне в кабинет и напоить горячим чаем? - улыбнулась я, желая поскорее скрыться от сверлящего взгляда моей работодательницы.
- Нет...
- Ну вот и решили проблему!
Я потащила Рю на третий этаж школы, к себе в кабинет. По дороге он рассматривал лестницы, двери кабинетов, пол, стены, потолок...
- Проходи. - я открыла дверь к себе.
Саша вошёл и начал медленно снимать плащ. Я ушла кипятить воду и уже набирала воду в чайник, как услышала звуки пианино.
У меня в кабинете стояло большое хорошее пианино. Оно было очень старым и по словам учителя по музыке расстроеное - пф-ф-ф-ф, бред. Оно было на столько отполировано, что я иногда использовала его вместо зеркала... Да и не расстроеное оно было - даже с моим отсутствием музыкального слуха я это могла понять.
- Рю, ты на пианино играть умеешь? - я принесла заваренный зелёный чай и села за стол.
Саша играл двумя руками, тупо смотря на клавиши и даже умел вовремя нажимать на педали. Длинные тонкие пальцы только касаясь инструмента, извлекали звуки, которые складывались в грустную мелодию. Я даже прослезилась - что-то такое далёкое, родное... - Красиво...
- Я сам сочинил - это только отрывок... - Рю медленно встал и пошёл к моему столу. Он сал в кресло. - Можно чай?
- А? Да-да, конечно! - я придвинула ему его кружку. - А почему только отрывок?
- Потому что это произведение уложено в шесть с половиной страниц моей нотной тетради. - выдал гость. - По пять штук нотных станов на каждой странице.
У меня челюсть отвисла.
Дима у меня уже понятно, кто - эльф, дроид... А этот - упрощённая версия Бетховена...
Это не то, что вам школьный психолог, который даже краситься не умеет...
- У тебя дома есть пианино? - поинтересовалась я.
- Нет. - ответил Саша, выпивая чай. - Нету.
- А как ты тогда всё это написал?! - нет, я тут скоро с ума сойду...
- Просто. Я знаю, как эти ноты звучат. И пишу. Это как комбинации в математике и как формулы в химии.
- Слушай... Ты же ведь смертельно болен, так? - я решила перейти поближе к интересующему меня делу.
Рю кивнул. Он убрал чёлку с одного глаза, имеющим стальной, серый оттенок, на другой - кроваво-красный, слепой.
- И как... Так сказать... Ощущения? - я просто не знала, как это сказать правильно.
- Супер. - вдруг спокойно ответил тот. - Жить стало гораздо интереснее.
- В каком смысле?
- Я когда встретил Диму, он не отбежал от меня. Он принял меня. Он заботится обо мне. Я забочусь о нём. Он рано, ещё до школы приходит ко мне в дом и проверяет, ел ли я - я сейчас живу совсем один. Отец и мать уехали за границу, работать. А бабушек-дедушек, даже тёть у меня нет. Только друг, с которым я просто пошёл рядом однажды. Потому, что я чувствовал тепло, исходящее от него.
- А родители? Они же знают, что ты болен?
- Нет, не знают. - мотнул головой Саша. - Они вообще думают, что я взрослый и уже не особо следят за мной. А Клава научил меня жить. Он меня научил замечать то, на что я обычно не обращаю внимания. Я люблю молча слушать его - он умный, он всегда всё понимает в серьёз. Он научил меня думать не о предстоящей смерти, а о том, как прекрасно - быть человеком. Разве это не чудо? Если бы я сейчас был собакой, то не мог бы разговаривать с вами сейчас. Я бы не был знаком с Димой. Я бы думал только о еде.
- Ну... - он удивительный... Слишком удивительный для своего возраста... - А если бы я тебя нашла? Если бы мы тогда гуляли с твоим другом и наткнулись бы на тебя, есбы ты был тогда собакой? Мы же можем взять тебя домой... Накормить... Помыть, согреть...
Рю удивлённо смотрел на меня.
- Просто никогда не знаешь, как может всё обернуться.
- В жизни нужно действовать так, как тебе будет выгоднее. Причём так, чтобы экономить дыхание, действия и движения. - произнёс Саша. - Быть на равных со всеми. Это как армия и живой генерал - предательство может решить всего одна пуля. То есть - можно предать армию, просто застрелившись.
Я застыла. Такой резкий поворот...
- Ну не знаю... Я не философ... - усмехнулась такой мысли я. - Затрону фэнтази: ты хочешь сказать, что чтобы быть некромантом, надо самому быть мёртвым...
- Именно. - мягко улыбнулся гость. - Хах, так просто сказали, но смысл-то есть...
- А почему ты всё время молчишь, когда находишься с Димой? Он уже жаловался мне на это, но тем не менее, рассказывает о тебе определённо больше, даже если бы ты и говорил.
- Я просто люблю послушать его. Он меня спрашивает: "Что ты любишь?", а я молчу. Тогда его очередной рассказ начинается с того, что он замечает то, чего не заметил я...












































































Социальные сети

Рубрики

Последние записи