Ноя
10

По следам “Воображариума”




  • Пряности и специи

  • Безымянный 6685


  • Моему другу Максу в день его рождения:)

     

    В большой и шумный город приехал маленький бродячий цирк. Обшарпанный шатер и поскрипывающее колесо телеги говорили о том, что он знал и лучшие времена. Уныло плелась тощая кобылка, отбивая подковами нестройную чечетку по мостовой, ветер вяло трепал разноцветные флажки по бокам большого деревянного фургона.

    Стоял февраль, самое начало месяца, когда зима, оторвавшись не на долго от своих обычных пакостей, словно по ошибке выдала погожий денек. Весь день светило солнце и мягко опускающийся вечер был наполнен теплом и словно бы растворенными в воздухе улыбками.

    Кобылка процокала еще немного и остановилась в тихом и ничем не примечательном дворике.

    Глубокий старик, много лет путешествующий по миру в этом фургоне, подслеповато прищурился. «Малая Калитниковская, дом 20 корпус один», - тихо пробормотал он. «Ну что ж, я на месте».

    В квартирах дома горел свет, сквозь тонкие шторы можно было различить силуэты людей, занятых своими обычными делами. Кто-то смотрел телевизор, кто-то играл с ребенком, кто-то читал книгу под торшером. И только окно на 13-м этаже странно мерцало. Оттуда доносились смех и музыка, из неплотно прикрытой форточки уходил в небо сизый столб сигаретного дыма.

    Старик хитро прищурился и в его словно подернутых пылью глазах зажегся колдовской огонек. Губы зашептали слова на древнем языке, забытом людьми много лет назад. Большое зеркало в старинной раме тихо качнулось в фургоне и засветилось теплым солнечным светом.

    Если бы рядом был пра-пра-прадед живущего ныне тибетского ламы, он бы сильно удивился, услышав традиционные пожелания счастья и долголетия. Но некому было услышать это – улица была на удивление пуста для этого времени.

    Закончив шептать, старик открыл оббитую деревом шкатулку и достал маленького цветочного эльфа. Тот легко поместился на подушке мизинца старика. Легко вспорхнув, он завис в воздухе, сыпля с крыльев золотистую пыльцу, ярко искрившуюся в свете уличного фонаря.

    «Ты, это… присматривай за ним», - тихо сказал старик и легко коснулся вожжей. Через несколько минут о деревянном фургоне напоминал только след от колес, оставшийся на покрытой пушистым снегом мостовой.

    С тех пор что-то изменилось. Маленький цветочный эльф все также порхает у окна на тринадцатом этаже, и значит, там никогда не утихнет смех, музыка и голоса друзей.


  • Пряности и специи

  • Безымянный 6685



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи