Ноя
11

Пусть не кончается ливень




  • Безымянный 19543

  • Про смерть.


  • Она младше меня, ей даже меньше двадцати. Мы идем по пересеченной местности, холмы, темнеющее синее небо. Ветер. На пути встречается нам сооружение непонятного назначения: сначала я подумал, что это просто бетонная глубокая остановка, но, когда мы вошли в нее и прошли дальше по коридору — мы увидели красивый прозрачный купол и церковное убранство, но без единого намека на какую-то конкретную религию, скорее это просто ассоциация. Здесь безветренно, очень тепло, темно и комфортно. Нам надо добраться до города и пойти по домам, но, по большому счету, нас там ничего не ждет, и мы с легкостью можем просто провести ночь здесь. Но я все равно стремлюсь уйти, так как незавершенное сегодня дело — путь домой — придется завершать завтра, но это лишает меня ощущения комфорта, поэтому я выхожу на улицу. Но меня останавливает гром. Я смотрю на яркое синее небо, вижу летящий самолет. Сначала кажется, что он падает, и от этого ощущения становится страшно, так как это катастрофа, которую я могу сейчас увидеть и осознание того, что она происходит — ужасно, но когда он пролетает надо мной — я вижу, что он всего лишь идет на посадку, и действительно — в этом нет ничего удивительного, ведь в той стороне город и аэродром. Но минуту, я смотрю опять в ту сторону, откуда он летел, и вижу очень темные громыхающие тучи. Они постепенно затягивают все небо, и я понимаю, что сейчас начнется нечто невероятное, ливень, грязь, месиво, и дойти до дома не представляется возможным. И, вглядываясь в эти слишком быстро движущиеся тучи, я вижу как их тьма превращается в ворон, они огромной стаей летят в мою сторону. Я знаю, что просто в помещении мне не спрятаться и нужно что-то другое, я разворачиваюсь и вижу, что прямо перед входом находится бетонный колодец, из которого бьет желтый свет и тепло. Я заглядываю в него, вижу далеко внизу лаву и угли, становится жарко и хорошо. Моя спутница прячется от погоды под крышей, она сообщает мне, что идти домой очень опасно, да я и сам это вижу. Я оборачиваюсь в сторону туч-ворон и смотрю на них с неверием. Я точно не могу определить, с чем связано то, что они не могут приблизиться, хоть и очень этого жаждут — либо их просто-напросто не существует, либо я в них не верю, но в то же время стараюсь не допустить мысль, что их сдерживает свет колодца — я же не могу верить в это. Но это не важно, я принимаю решение остаться, но только на одну ночь. Захожу в помещение, моя спутница уже заждалась меня, волнуется. Она говорит мне, что нашла здесь ребенка, показывает в сторону, и я вижу мальчика-якута, который сидит и играет в спокойном мраке. Она как бы задает мне вопрос, что нам с ним делать, и я должен что-то предложить. Значит так тому и быть: мне больше незачем идти в город, иди в этот дом, возвращаться в свою жизнь, видеть всех тех людей, которых я знаю, которым я не нужен и которые не нужны мне, я останусь здесь, потому что теперь у меня есть причины и спокойствие. Мне будет очень интересно наблюдать за тем, как растет мой сын-якут, как ему исполнится шестнадцать лет, как он увлечется рэпом, будет одевать широкие штаны, просторные одежды. Я уже даже слышу музыку, вижу, как он танцует, это одновременно весело, нелепо и круто. Он танцует у выхода из нашего гнездышка, идет на улицу, продолжает танцевать там, где светло и сухо.


  • Безымянный 19543

  • Про смерть.



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи