Ноя
11

Сейчас должно написанное сбыться, пускай же сбудется оно. Аминь (П.)




  • Пряности и специи

  • Безымянный 6685


  • Нынешняя весна похожа на осень прошлых лет. Странно опустевшая, исключительно спокойная, наполненная умиротворяющим одиночеством, сотканным из множества предпосылок. Со всей резкостью, свойственной моему характеру, притихшая и притаившаяся, будто медленно распускающийся бутон, пускающий по ветру тонкий и усиливающийся аромат, предупреждающий взрыв своей роскоши, страшно нашептывает о приближении бурь, суматохи, взлета, после которого не будет мне тишины, отдыха, тоски.

    Нынешний вечер – вечер пережиток, соглашений, перемирий, несколько недоуменных и уверенных отрицательных кивков, отказа от старых троп, возврата к когда-то брошенным, более умеренным в своих изгибах и неровностях и до иллюзорной бесконечности продолжительным. Вечер, покрытый черным лаком, туманным мерцанием вечернего атласа, осыпанного игриво и спокойно посмеивающимися отблесками отвлеченных и равнодушных огней. Не хватало кроваво-красной, медной, золотой пестроты влажного октября и терпкого вкуса неопределенности на языке. Но было в этом вечере что-то отличное от моего восприятия весны, почти тождественное с восприятием осени: возможно, своеобразный аромат лихо приближающегося апреля, который не укроешь никакими дождями, никакими холодами и прочими мерзостями истлевающей зимы; весна прошлого года проплыла в серьезном увлечении творчеством Саган, ароматом ее горячего кофе и свежего апельсина, вкусом своеобразного и аккуратного в каждой мелочи описания страсти и любви, извечным легкомыслием, бесконечно чутким восприятием столкновения обезумевших душ, атмосферой прохлады призрачности городского тумана. Все это снова возвращается и дает глотки сил, настроения, стойкости и много другого, что было от ослабления самоотверженностью растеряно.

    Воздух обретает свою прозрачность, слабость солнца раздражает, но и не является нежеланной. Стало легче дышать, легче громко и неустанно петь во весь голос в дни, когда квартира живет только моей комнатой, только моим задумчивым присутствием; голос, всегда несколько сипловатый, переливается удовольствием и звонкой высотой. Появляется легкость размышлений.

    Неприятно что-либо загадывать, неприятно с пеной у рта доказывать всем (а на самом деле себе), что я снова как прежде, что даже глазом не моргну, если еще раз придется встретить и пройти. Сейчас я скажу, что мне нужно еще немного времени, уединения, которого я страшилась еще пару месяцев назад, чтобы перетерпеть, выдержать и окончательно подняться.

    Срастание изъеденных кусков требует времени, уверенности в правильности цели, решимости и хладнокровия.

     

    Но и так, почти у гроба,
    Верю я, придет пора —
    Силу подлости и злобы
    Одолеет дух добра (с)

     

    P.S. С таким долгожданным ощущением опустошения нужно сесть и написать несколько страниц своего произведения.

    Но правоведение и немецкий не дадут мне такой возможности.
    Оплакиваю впустую вспыхнувшее желание.






  • Пряности и специи

  • Безымянный 6685



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи