Ноя
10

Шумы




  • Путешествие в Икстлан

  • Милые кости


  • Кидало мысли. Не хотелось писать, но в тоже время не писать было ещё труднее, трудно сосредоточиться, так как не хочется рассредоточиваться на пустяках. Их много и они не дают надежды. А что же они могут вообще дать? Эти мысли, где они и кто они? Они рождались больным мозгом, где-то на периферии срединного цента по обработке увиденного и услышанного, того, что можно было ощутить на расстоянии, не касаясь непосредственностью и не видя картины в целом. Это как смотреть в подзорную трубу. Один глаз видит палубу, а другой – землю, находящуюся чёрти знает где, где-то безумно далеко впереди. «Да неё не добраться», - думает та часть мозга, которая считает, что впереди лишь палуба. «Всё равно потонем, какая разница годом раньше, годом позже». А разница есть. Хотя весь это сравнительный анализ – тот ещё бред. Когда-то этот вечно дремавший бред был потревожен, а лучше бы всё так и оставалось. Но нет, массовость и информативность сделали своё дело. Когда-нибудь часть общего измениться, и будет видна грань. Поиск грани – затея многих, отчасти благородная, отчасти бессмысленная. Но, тем не менее, умников ведь немало. Ну и что, спросим мы, те, кто стоит за ограждением. А львы его рвут, кровь и кусочки ещё не обжаренного человеческого мяса. Диетологи и левши, машинисты и те, кто видит пальмы… уходя из кабинета, забываем одеться, а на улице снег, впрочем, как и всегда. Обрывки свежих газет ещё кружат над площадью, рваные лоскутки судеб в порывах северного ветра. По колено в грязи, постоянно спотыкаясь и поскальзываясь на липкой патоке отбросов, уходя всё дальше от города, в разбойничьи леса. А там всё те же ветки, клонящиеся к воде. Повторение пройденного заставляет замыслить как будто миссию, но в траурном одеянии… или это автобус по Европе, разносчик холодов вечности в неподобающе бреющем полёте. На землю летят споры и штампы. Ангар с большим количеством колбочек и баночек, спускаясь на лифте, свет становится всё слабее, тускнеют и глаза сопровождающих. Ведь они тоже уже не поднимутся и не услышат рокота кузнечиков на ночном плацдарме. Но это работа… а холодный ветер множеством мелких иголочек бьёт по ушам под скрип лифта... лифта, который поднимется наверх уже в автоматическом режиме. И всё-таки давно его никто не смазывал. Шестерни и валы, монотонное гудение трансформатора – звуки нас сопровождающие. Люди стоят молча, каждый о чём-то думает. Человек в серой ушанке, прислонившийся головой к острой перегородке. Когда он был ещё маленьким, ходил в чёрных брюках и белой рубашке в школу... тогда - это было в сентябре – они писали сочинение на тему «как я вижу свою смерть». В то время большинство умирало в отстойниках, это была не очень приятная процедура, жара, кругом труппы. Потом стало легче: вырабатываемой энергии стало хватать на охолождение резервуаров, были проблемы с трубами, с большим количеством насекомых и различными медленно протекающими процессами. Тогда в обиход вошло слово «лифт»... тогда на Земле уже осталось малое количество видов животных, процесс шёл почти незаметно, но неотвратимость чёрным поплавком маячила на темнеющей воде… вес груза менялся. Зимой было легче, некогда было отвлекаться от процесса борьбы за жизнь. Хищные птицы… зимой они просыпались и начинали свою медленную и доскональную охоту на тех, кто находился на территории. Земля – место ангаров и труб, место резервуаров и прудов с тухлой водой – одна большая территория. «А теперь заглянем за поворот всей этой истории», - едкий голос диктора, ухмыляющегося, сидящего на втором этаже и жующего сигару. «Вся история – ни что иное, как фарс, разыгранный клоуном, когда зрители на него уже не смотрят. Я ставлю ему двойку. Но кто есть я? Я есть анализатор». Неживой голос, программа, синтезирующая апертуру... а теперь вот голоса. Хорошо, что есть возможность промотать вперёд, да или просто выключить. Но, выключая приёмник, задеваем полку с книгами… последняя падающая книга «как затеять процесс» открывается на странице с порядковым номером 225. А вам никогда не хотелось сесть на автобус 225 или позвонить в 225 квартиру? Конечно, мысль глупая. Но почему должны возникать мысли только умные? «В поисках сортировщика мыслей». Так это должно называться? А человек тем временем очнулся от дрёмы, шум лифта стал тише, уже глубоко. Внизу работают кислородные насосы, металлические балки удерживают тонны земли. Делать такие могилы – безумно дорогая задача, она под силам только отдельным странам, а мы где-то далеко. Когда-то и где-то – эпиграф, заплетающийся Эзопов язык. Куда он нас выведет? Уж точно не на поверхность! Поверхность – всё тот же лёд. Вечная мерзлота, даже птицы сюда залетаю только смелые. Но зато, их добычей оказывается сразу группа людей, кучка, теряющаяся в раскрытом клюве смерти. Тяжёлые потолочные балки и железные стержни конструкций, длинные коридоры и шлюзы с тяжёлыми дверями, гигантские конструкции и маленькие люди внутри. Спуск прекратился, теперь осталось пройти долгое расстояние под наблюдением телекамер. В конце пути будет гроб с порядковым номером.
    Самозакрывающаяся и самообезвреживающаяся система. Внутри будет холодно и момент растянется. Далёкие позывные зазвучат в динамиках, вмонтированных в боковые стенки. Впереди – долгое путешествие в ванную с химическими реагентами. Процесс, растянутый почти на вечность... а где-то ещё тлеют остатки тех, кто прошёл этот путь в начале прошлого столетия. Впереди – шумы галактики.



  • Путешествие в Икстлан

  • Милые кости



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи