Ноя
11

Смерть в волнах уравнивает всех




  • Нет ничего печальней, чем следовать закону самурайской чести

  • Продожение 1 цитирования главы


  •  «Воистину нет ничего печальнее, чем следовать законам самурайской чести,- сетовал несчастный отец. – Вместе со мною в это путешествие отправилось немало доблестных рыцарей, но именно мне поручил Танго заботу о своём сыне. Пренебречь его просьбой я не мог и вот был вынужден послать на погибель собственного сына после того, как он благополучно преодолел опасную переправу. Как жестоко устроен мир! У танго помимо погибшего Тансабуро есть ещё сыновья, и сколь бы велико ни было по началу его горе, в конце концов он утешится. Я же потерял единственного сына, единственную надежду и отраду. А каким ударом это станет для несчастной матери…»
      Так размышлял Сикибу, скорбя о безвременной кончине сына. Не в силах побороть отчаяние, он решил было свести счёты с жизнью, но поскольку обязательства, возложенные на него господином, не были ещё выполнены до конца, Сикибу смирился.
    Сторонний взгляд не отметил бы в нём никаких перемен, однако душа его была переполнена скорбью. Когда же путешествие завершилось и Мурамару-доно благополучно возвратился в замок, Сикибу вдруг занедужил и повел жизнь затворника. Вскоре он оставил службу у своего господина, покинул Итами и поселился в горной глуши Бансю. Там в храме Киёмидзу они с женой приняли постриги посвятили себя служению Будде. Долгое время никто не догадывался, что привело их на этот путь, нго в конце концов Танго прослышал, будто причиною послужила гибель кацутаро. Глубоко тронутый жертвой Сикибу, он тоже оставил службу в замке и, решив вместе с женою и сыновьями провести остаток жизни в монастырском уединении, поселился в тех же краях, что и Сикибу.
    Шум ветра в соснах заставил их окончательно пробудиться о сна бренного мира, а их неутешные слёзы служили последней данью памяти погибших сыновей. Так, по воле судьбы, Сикибу и Танго ступили на стезю прозрения, и помыслы их были столь же чисты и светлы, как луна, каждый вечер поднимающаяся над вершинами окрестных гор. Молясь о загробном блаженстве. Они так сроднились душами, как это редко бывает даже между друзьями. Долгие годы следовали они пути, указанному Буддой. Но теперь их давно уж нет в живых, как рано или поздно не станет всех тех, кто ныне обитает в сем мире.





  • Нет ничего печальней, чем следовать закону самурайской чести

  • Продожение 1 цитирования главы



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи