Ноя
11

сон во сне




  • Заметка о счастье)))))))))))

  • Чем примечательна зима в Японии-1


  • Тёмной ночью, когда были видны лишь силуэты мраморных углов, безликих зданий в которых свет включали только с закатом, именно тогда я оказался там (впервые). Часть города, о которой знал, слышал из новостей по радио, но о которой никогда не задумывался дольше, чем на секунду. Фонарные лучи растекались  вдалеке, из звуков слышался только ветер, обтекающий пожарные лестницы.

      Позже, общее удивление стали сменять детали. На и без того безлюдных улицах, не было машин.  Вокруг – идеально гладкие поверхности. Геометрия двух плоскостей с прямыми углами. Дороги, стены, провода - отвесные настолько, что взгляд произвольно шёл по линии. И вот, после впечатлений от окружающего меня резко поразила мысль, она словно вылетела с выдохом, прокрутилась в этом чёрно-глянцевом воздухе и, с ещё большей силой, вонзилась обратно – «как я здесь оказался и… зачем?».

    Есть грань, до которой события, какими бы удивительными они не были, воспринимаются как данное. Но вдруг что-то происходит, сознание в нетерпении срывает с себя невесомый пеньюар  и всеми силами протестует, не находя объяснения. Уже потом, каким угодно, иногда самым абсурдным образом находится ответ, который, несмотря на то, что рождается из ничего – успокаивает.

      У меня ответ никак не находился и я стал думать как выбираться оттуда. Идти по улицам наугад (как мне казалось) было бессмысленно. Заблудиться ещё больше, уже заблудившись. Решение осмотреться, не упуская из виду место на котором стоял, пришло само собой.  Все здания были точной копией друг друга. Трёхэтажные, застеклённые сверху и покрытые защитной решёткой на первом этаже,  сквозь которую иногда удавалось прочитать вывеску. Среди этих одинаковых стен выделялось одно строение, напоминающее дворец, но максимально лишённый знаков отличия, не такой, которые мы привыкли видеть. Не было ни башен, ни колонн, ни фронтонов. Ничего кроме самой формы.  В темноте было сложно определить его цвет. Подойдя ближе, я увидел лестницу. Она вела вниз, как бы под здание. По бокам тянулись стеклянные перила, высокие ступени были такими острыми, что казалось ими можно порезать подошву. Внизу передо мной открылось большое пространство – невероятно высокий потолок, до которого, наверное, не смог бы добросить камень, окажись он у меня в руке. Широкие полу-залы, переходящие друг в друга были совершенно пусты. Лампы, висящие вдоль стен, были выключены, но всё вокруг озарялось непонятным свечением, напоминающим лунное.

    Сложно сказать, сколько времени я там бродил, перед тем как встретил человека. Низкого роста мужчина в служебной форме, какие бывают у водителей лимузинов, стоял, прислонившись к стене. Черный костюм, белая рубашка, начищенные ботинки и фуражка.  Сначала он меня не заметил и нисколько не удивился когда я спросил – что это за место?  - Меня бы здесь не было, если бы я знал. Платят-то именно за незнание, других талантов у меня нет – ответил он, но так, будто его спрашивают об этом каждый день, будто я его друг и спрашиваю «как дела?». – Я прошёл полпути и остановился там, где было мягкое кресло – продолжил человек в форме – дальше может быть что угодно, но зачем это если уже сейчас есть то необходимое. Остановись, мгновение. Ха-ха…  Я не понимал о чём он говорит. Только точный адрес или название места могли устроить меня как ответ.  – Ну вы же наверняка знаете что это за улица… Но он только громко ухмыльнулся покачал головой и впервые взглянул на меня.  – Улица… Нет, не знаю – его голос прозвучал так псевдосерьезно, будто подразумевал  - конечно  знаю, но не скажу, можешь не стараться. – У меня многие спрашивают, как выбраться отсюда, так вот тебе туда – он указал рукой на дальний зал – давай. Уходя, я обернулся поблагодарить его, но он больше не оборачивался.

      Чем, дальше я уходил, тем меньше окон становилось вокруг, коридоры были всё уже, интерьер менялся до неузнаваемости. Стеклянные перегородки сменялись дверьми, вместо плитки по полу стелился паркет. Но тогда было уже всё равно что происходит вокруг. За своим неожиданным спокойствием, я обнаружил готовность ко всему. Уже давно заблудившись, я увидел перед собой большую деревянную дверь, которая отличалась от других. Некогда красное дерево почернело, из двух ручек в виде львиных голов осталась только одна. Попытавшись открыть дверь, я вздрогнул от резкого скрипа. Это был единственный громкий звук, который мне довелось там услышать.  Сразу за дверью висела тяжёлая бархатная штора, похожая на театральный занавес. Пришлось потрудиться, пробираясь сквозь неё, чтобы попасть внутрь. По углам, дрожа отражением на восковом полу, на высоких подставках горели свечи. Стало тяжело дышать, от духоты ушные перепонки отсчитывали пульс всё быстрее. В середине зала я уже не видел стен, которые слились с тенями. Вдруг послышалась музыка. Она звучала глухо, словно из-под земли, открылись двери, но не те, через которые я вошел, и в глубине зала показалась человеческая фигура, затем ещё одна, ещё… Они двигались невероятно медленно, ступая чуть заметно и бесшумно. В ряд, друг за другом они приближались. Я шагнул навстречу. Фигуры стали различимы. Впереди шёл высокий молодой мужчина в белом парадном мундире, в высоких сапогах. Аккуратная борода, плотно прижатые к телу руки. За ним из тени показалась женщина в длинном пышном платье, три девушки и мальчик лет двенадцати в форме юнги. Их взгляды были неподвижно устремлены вперёд . Несмыкаемые веки, наполненные пустотой обрамляли удивительное спокойствие их глаз. Они подошли вплотную, но не обращали на меня ни какого внимания. И тут вблизи я смог увидеть за  внешним спокойствием безмолвный крик, ужасный стон, вопль, который давно умолкнув, оставил в воздухе нестираемый след.  Я отшатнулся от них, попытался заговорить, но слова оставались на месте. Оставалось только молча провожать их взглядом, не отдавая себя отчёта ни в чём.  Они скрылись так же тихо как пришли. Я в бессилии опустился на пол. Мышцы сводило от усталости. Музыка прекратилась. В мыслях мелькали уроки истории, залы музеев, из которых хотелось скорее сбежать, пока учителя читают маленькие таблички с именами и датами, какой-то старый фильм… Но всё это только накладывалось на впечатления от увиденного, ещё больше путало. В один момент показалось, что глаза закрыты, но громкий звук двигателя заставил прислушаться. Он пронёсся совсем рядом, но был таким коротким, что его можно было принять за очередное «что угодно». Но сразу раздался второй, похожий. Отдельные шумы слились в гул, который был таким знакомым. Звук города – единственная знакомая мне вещь, столь ненавистная в повседневности, будто звал к себе. Я очень устал от этих лабиринтов -  вскочил, побежал совсем наугад и бесцельно. Запутавшись в шторах, я начал их срывать одну за другой. Пока не освободил стену полностью. Все увиденные мной окна выходили в сад, за которым тянулась дорога. Продолжив срывать, я находил всё новые окна, но вид всюду оставался неизменным – августовские деревья, среди которых виднелись скамейки, совершенно чистое небо. Солнечный свет ослеплял привыкшие к тьме глаза. Я закрыл их, ощущая тепло, которое теперь казалось невероятным.  Но снова посмотрев на зал, чтобы увидеть его в свете, рассмотреть углы, с ужасом увидел то же самое тёмное помещение со свечами и те же проклятые шторы вокруг. На этот раз я знал что делать – разбежался и прыгнул к тому месту, где мгновение назад было светло. Раздался звон стекла и треск дерева. Я падал вниз и видел обрывок занавеса, переливавшегося на солнце, видел разбитое тёмное окно, кроны деревьев, пустые взгляды пятерых людей…

      Ты разбудила меня. На часах было шесть утра. Слышался звук двигателей и сигналы машин. Я увидел твоё заботливое и тревожное лицо, и сразу забыл что случилось. То было совсем не важно.

    Оставалось только понять – что из этого было сном.

     


  • Заметка о счастье)))))))))))

  • Чем примечательна зима в Японии-1



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи