Ноя
10

Современное искусство




  • Современное искусство

  • «Главная страна Евросоюза» – Бельгия


  • общество
    Современное искусство
    Онлайн-конференция арт-критика и куратора Екатерины Деготь вызвала взрыв возмущения среди "простых" читателей. Мне кажется, что, если отставить в сторону ругательские отзывы, умело спровоцированные самой критикессой, – в конце концов, что такое современное искусство, как не эпатаж и провокация? – она действительно приоткрывает завесу над тем, как думают многие в этой сфере.
    Конечно, столкнувшись с обычным скептицизмом "толпы", куратору нужно было как-то определить искусство. Деготь ответила просто: "Искусство – это такая профессиональная область. Это то, что выставляется в музеях и галереях. Если "компьютерная" игра выставлена в музее – то она становится искусством".
    Так вот кто определяет, что именно является искусством. Музеи и их кураторы. В этом и вправду нет ничего плохого – когда-то определяли власть имущие, и это у них получалось несколько хуже.
    Но давайте посмотрим, что Деготь говорит о смысле современного изобразительного искусства: "Дерьмо художника" является произведением искусства, а не дерьмом художника, поскольку в него вложены значительные интеллектуальные силы самого автора и тех сотен искусствоведов и философов, которые об этом писали и пишут. Не читав этого, понять это произведение (как и вообще современное искусство) невозможно".
    Упс. Вот здесь, боюсь, куратор проговорилась.
    Реалистическое искусство и вправду появилось очень поздно, и просуществовало недолго – фактически это только XIX век. До этого изобразительный стиль был, как правило, стилизацией – возьмем средневековые иконы или мозаики (да и древнегреческие статуи – это идеализация, а не реализм). Но во все времена картина, статуя, офорт говорили сами за себя. В наше время за них говорят кураторы. Прогресс нелегко дался человечеству. Трудно было смириться с тем, что компьютер считает быстрее человека, но математика и шахматы не исчезли. Живой голос никогда не сравнится в долговечности и удобстве прослушивания с записанным, но концертная деятельность не прекратилась. Телевизор не уничтожил кино, электрогитара не убила скрипку.
    Но вот изобразительное искусство оказалось областью депрессивной, спасовавшей перед техникой в форме фотографии. Когда выяснилось, что человеческий глаз не может соревноваться в точности с линзой, начались судорожные попытки спастись. Форма была объявлена отжившей и ненужной. Техника исчезла. Художники разучились рисовать (речь не об основоположниках – те были профессиональные рисовальщики, а о нынешних творцах). Самовыражение стало единственной целью, и произведению больше не надо было ничего значить и говорить.
    В этих условиях за дело взялись филологи – те самые "сотни искусствоведов и философов", разбирающие баночки с продуктом художника. Изобразительное искусство в наше время – это гуманитарная профессия, и еще чуть-чуть – менеджмент. Без профессионального объяснения содержание работы не поймет ни зритель, ни покупатель, ни зачастую и сам художник.
    И вдруг выясняется, что у современного искусства дела в кризис обстоят не идеально. Аукционы Christie's и Sotheby's убеждают коллекционеров поменьше продавать, так как цены снижаются. Публика переборчива и там, где для понимания веса художника не нужна даже Екатерина Деготь: "Мушкетер с трубкой" Пикассо был продан на Christie's 7 мая за $14,6 миллиона, но его же авторства портрет, за который двумя днями раньше просили на аукционе Sotheby's в Нью-Йорке $16 миллионов, остался непроданным. А вот старые мастера идут нарасхват. По общему признанию коллекционеров, озвученному Financial Times, этот сектор мировая рецессия почти не затронула. Почему? Может быть, из-за номинированных в фунтах цен (фунт упал к доллару)? А может быть, из-за того, что – horribile dictu! – старые мастера говорят своим голосом, а не исключительно через критика Екатерину Деготь? Ответ мне неизвестен, но задуматься стоит.

    http://slon.ru/blogs/bogdanovskiy/post/23310/












  • Современное искусство

  • «Главная страна Евросоюза» – Бельгия



  • Ноя
    10

    Современное искусство




  • Заметка о счастье)))))))))))

  • ностальгия


  • - А почему вы знаете, что я ненормальная?
    - Потомучто ты здесь,- просто сказал Чеширский Кот, - иначе бы ты сюда не попала.
    (Л. Кэролл, Алиса в стране чудес)

    Современное искусство — антигуманно. С этим давно никто не спорит. Если когда-то, в веселую эпоху Возрождения, человек был поставлен в центр мироздания и объявлен мерой всех вещей, то постепенно его светлый образ был бесконечное число раз анатомирован и изучен до последней косточки. На прoтяжении всей истории искусства художники, отражая настроения своего времени, представляли своего героя то всемогущим индивидуалистом, то романтиком в развевающемся плаще, то сентиментальным семьянином, то изысканной декадентской «вещью в себе». Потом человек в искусстве взорвался на множество отдельных частиц и превратился в разрозненные квадратики, треугольнички, линии и формы. Ну и ладно, значит, надоел.

    Искусству, стало быть, наскучило заниматься картинками, и оно вышло за пределы, которыми раньше ограничивалось, — за пределы холста, стены, узнаваемого объема скульптуры. Оно стало называться объектами.

    И что теперь нормальному человеку с этими объектами делать? Ведь он все равно привык в своей обычной жизни пользоваться вполне конкретными красивыми вещами, которые можно узнать и назвать согласно здравому смыслу.

    Недавно мне показалось, что я пoлучила ответ на свои вопросы, и произошло это в Мюнхенском музее современного искусства, или, коротко, по-баварски, в Новой пинакотеке. Мне захотелось поделиться впечатлениями с читателями. Ведь мы теперь так много путешествуем, а для любителей дизайна Новая пинакотека с ее постоянной экспозицией и разнообразными выставками может стать мощным местом притяжения.

    — Скажите, пожалуйста, куда мне отсюда идти?

    Это во многом зависит от тoго, куда ты хочешь прийти, — ответил кот.

    — Да мне почти все равно...

    — Тогда все равно куда идти.

    Если старые европейские музеи своей торжественной архитектурой с порога заявляют: мошка ничтожная, залетела в храм искусства, а значит —  молчи благоговейно и взирай с почтением, то здесь тебя встречает простое уличное кафе. И не сразу понимаешь: игра или лекция о современном искусстве уже началась. Маленькое кафе размещается в стеклянном кубе, под крышей которого растут деревья. Ты вроде бы еще на улице, но уже фантазией архитекторов заключен в некое замкнутое пространство, отделенное от обыденности прекрасным маленьким садиком.

    Сделал несколько шагов — и попадаешь в настоящий архитектурный храм. Огpомный круглый внутренний двор, многоярусные балконы и где-то в необозримой вышине — прозрачный купол, разделенный параллелями и меридианами ребер. Напоминает музей современного искусства Гугенхейма в Нью-Йорке, но на стенах, кроме геометрической тени от купола, не висит ни одной картины. Гигантское пространство архитектурного сооружения, словно сделанного с одной целью — показать красоту самодостаточной архитектуры. Только на самом верху, под крышей, неуклюже нарисованы Алиса и Грифон. («Да, — сказала себе Алиса, — вот это полетела так полетела... Может, даже с крыши слечу и не пикну!»)

    Самое время купить в книжной лавочке музея книжку «Алиса в Стране чудес», которая всегда лежит на самом видном месте — как каталог, и отправиться неизвестно куда. Гигантская черная стрела у начала экспозиции указывает противоположное направление. Но посетители вопреки здравому смыслу идут куда надо.

    Первым делом она, понятно, поглядела вниз и попыталась разобрать, куда летит. Она стала расcматривать стены колодца и заметила, что вместо стен шли сплошь шкафы и шкафчики, полочки и полки; кое-где были развешаны картинки.

    Постоянная экспозиция музея — это дизайн, разложенный по полочкам. На полочках стоят велосипеды и мотоциклы, чайники и стулья. Все предметы коллекции поначалу приподняты, отделены от зрителей и представляют собой мозаику прекрасных форм, созданных дизайнерами разных поколений и стран. Но постепенно в процессе путешествия по выставке такое разделение куда-то исчезает, предметы начинают обступать тебя со всех сторон, и ты оказываешься втянут в пространства, заполненные живыми вещами.

    Каждый знаменитый предмет предстает как уникальное произведение искусства совершенной формы. И это не просто абстрактно красивые вещи. Все они из года в год, на протяжении столетий совершенствовались, вбирая в себя и формальные поиски свободных художников, и научные исследования, и инженерные расчеты. То искусство, которое отказалось изображать человека, стало ему служить, окружило его со всех сторон. Тебе показывают красоту мотора, похожего на скульптуру, предметы, которые притворяются искусством, и искусство, которое притворяется повседневными вещами. С одинаковой любовью показаны тонетовское кресло и его технологические чертежи, трон из гнутой фанеры с подчеркнутым любованием ее фабричной фактурой.

    Здесь, понятно, все на благо человека, но тоже с каким-то подвохом, что ли. Вещи начинают вести себя не совсем подобающе. То превращаются в самодостаточные скульптурные конструкции, то подобострастно притворяются повседневными предметами обихода. Залы перестают быть музейными залами, постепенно трансформируются, их форма и цвет подчиняются идее очередной экспозиции. И путешественник наконец целиком отдается странной логике пространства, включается в игру. Начинаешь, как Алиса, бродить по все новым и новым закуткам, в которых перед твоими глазами разыгрываются все новые и новые сцены из жизни современного искусства.

    Видите ли, сэр, я... просто не знаю, кто я сейчас такая. Нет, я, конечно, примерно знаю, кто такая я была утром, но с тех пор я все время то такая, то сякая — словом, какая-то не такая.

    В путешествии по скрытым за белоснежным атриумом лабиринтам музея я набрела на выставку световых инсталляций. Сами по себе они показались мне скучноватыми геометрическими конструкциями из трубок дневного света. И вдруг произошло чудо. Стоило в полуетмном зале появиться посетителю, как холодный световой узор оживал и объект искусства превращал человека в соучастника, составную часть экспозиции. Да, современное искусство не изображает человека. Оно включает его в процесс создания новой реальности наравне с художником. И тогда легко настроиться на волну художника, а заумные шифры авангардистов сможет прочесть даже ребенок.

    Создатели Новой мюнхенской пинакотеки посредством пластического языка архитектурных форм, соединения интерьеров и экспонатов смогли выразить самую суть всех идей современного искусства. Если не заблудитесь, то вас ждет и уникальная коллекция искусства двадцатого века от итальянских футуристов до немецких экспрессионистов, Сальвадора Дали и Пикассо. Регулярные выставки ведущих художников, фотографов и дизайнеров всего мира. Маленький магазинчик, где продаются миниатюрные копии знаменитых дизайнерских стульев, вещи известных и начинающих дизайнеров. И, наконец, кружка баварского пива в чудном маленьком садике, куда все-таки добралась Алиса.






  • Заметка о счастье)))))))))))

  • ностальгия



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи