Ноя
11

Страна для “своих”




  • I wish I was dead

  • Формы лица



  • Страна
    для «своих».

    Считается, что Саппоро один из тех немногих городов в Японии, где иностранцам должно быть комфортно. А что значит «комфортно для иностранцев»? Безусловно, наличие табличек с указателями, вывесок и меню в ресторанах на английском, говорящий по-английски персонал гостиниц, кафе и ресторанов. В идеале, это еще и возможность спросить у прохожего дорогу к ближайшей достопримечательности и базовые знания «языка языков» у прохожего, позволяющие ему сказать «left, right, street и ahead». Так вот, ничего подобного я пока в «комфортном для иностранцев городе» не встречал.

    Началось все со знакомства с «менеджером по общежитию» (у нас их называют администраторами или комендантами). В Японии – это и администратор, и комендант, и охранник, и уборщица в одном лице. Предполагается, что этот человек должен говорить по-английски – в общежитии живут исключительно иностранцы. Но это только предполагается. На деле он ограничивается тыканием в правила общежития (слава Богу они перевели их на английский) и фразами вроде «Но сумокиногу» и «Но гетсу афутуру эревен» (No smoking, no guests after 11). Вопросы по английский он не понимает, дальнейшие объяснения дает исключительно на японском. В моем рвении не нарушать гармонии разговора (а мои вопросы явно сконфузили господина менеджера), я кивал и говорил «хаи» (да). Из этого мой собеседник с улыбкой сделал вывод «Ю супику ритеру Нихонго», и убедить его в обратном мне уже не удалось.

    Когда спрашиваешь на улицах Саппоро дорогу по-японски, шанс, что тебе ответят на английском примерно такой же, как выиграть в рулетку, поставив на зеро. Единственным кафе, где мне предложили меню на английском, оказался «Макдональдс», да и там это меню лежит скорее для экзотики. И это в городе, где расположен университет, в котором 10% студентов – иностранцы. Даже наиболее просвещенные японцы говорят по-английски медленно и с акцентом. А ведь в этой стране не было железного занавеса, который не позволял бы общаться с иностранцами и приглашать на работу носителей языка. Так в чем же проблема?

    Во-первых, в отношении ко всему «чужому». В Японии каждый человек существует в строго иерархической системе различных групп. Принадлежность к одной или разным группам – кардинально важная характеристика межличностных отношений для японца. Вопрос, которые мне с самого начала часто задавали мои японские друзья – к какому клубу (спортивному или музыкальному) я принадлежу. Не получив ответа на вопрос, они начинали рекомендовать мне различные спортивные и музыкальные секции, потому что человек без группы в Японии – недочеловек.

    Все проблемы решаются внутри группы. То, что недопустимо по отношению к своему, может быть простительно по отношению к чужаку, и наоборот. В общении с чужаком соблюдается большая дистанция. Нация для японцев – это тоже своего рода большая группа. Поэтому нет особой нужды учить то, что является отличительным признаком другой группы (язык). За границей японцы, как правило общаются только внутри своей группы, а выживание внутри их страны – это проблема иностранцев.

    Раньше иностранцев в Японии называли «гайдзин». Позже настоятельно рекомендовалось отказаться от этого обозначения как от прочащего японское гостеприимство. Запретить слово можно, а вот запретить видение мира через призму групп – нельзя. Японцы вполне дружелюбно дают почувствовать иностранцу, что он здесь чужой.

    С другой стороны, большую роль играет тот факт, что все экзамены по иностранным языкам в Японии - письменные. Таким образом, ни у учителей, ни у учеников нет особой мотивации развивать навыки говорения. Более того, даже японские специалисты по методике не поднимают вопрос о введении устного экзамена по английскому. Как они объясняют, объективность (которую так тяжело достичь на устном экзамене) для них важнее всего остального, даже умения говорить на языке. Ведь для японца знать язык – это уметь читать на нем (в Европе больше ценится умение говорить). Считается, что японцам очень тяжело дается английский ввиду особенностей их артикуляторного аппарата. Не берусь подтверждать или опровергать это суждение, но мне встречались молодые японцы, вполне прилично говорившие по-английски.

    При этом японцы гостеприимны, вежливы и всегда постараются помочь, показать, найти кого-нибудь, кто сможет объяснить по-английски. В худшем случае они будут вежливо и грустно улыбаться в ответ на ваши вопросы. Без знания японского языка комфортно чувствовать себя в этой стране едва ли возможно.

    Чтобы не заканчивать этот очерк на минорной ноте, расскажу об одном японском студенте, который отлично говорит по-английски. Он учился 9 месяцев в США и в отличие от большинства японцев выговаривает звук «л». Более того, он до того «приамериканился», что представляется по имени (обычно японские студенты называют друг-друга по фамилии, добавляя к этому уважительное «сан» – господин). При этом, несмотря на его американизацию, я все равно очень редко слышал от него конкретные «Yes» или «No» (у японцев не принято давать прямых и точных ответов). Выучив язык и усвоив некоторые элементы американской культуры, он все равно в общении на любом языке строго придерживается япоских культурных норм. Какой бы ни был язык, все равно русский человек будет стремиться добавить ко всему «very», англичанин будет стремиться сказать неплохо, даже когда очень хорошо, а японец, на вопрос: «Чай или кофе?», ответит: «И то, и другое нормально».

     



  • I wish I was dead

  • Формы лица



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи