Ноя
11

Судья судеб_часть 7




  • МОИ СТИХИ

  • Безымянный 6685


  • Он вошёл, как старый знакомый, улыбнулся, хотя никаких добрых вестей в этот раз не принёс. Вячеслав Владимирович стоял спиной к двери, поэтому сначала повернул голову через левое плечо и уж потом развернулся в Нему. Увидев Его, Вячеслав Владимирович улыбнулся и протянул руку: «Оооо, здравствуй, здравствуй, давно не видел тебя!»
    «Да, времени много прошло», - ответил Он и крепко пожал руку Вячеслава, будто испытывая её на прочность. Рука массажиста казалась каменной, но в то же время была очень тёплой и совершенно сухой, она словно излучала здоровье и силу, как и её обладатель. Он задумался на секунду, глядя куда-то сквозь Вячеслава, затем будто встрепенулся ото сна и заговорил, глядя массажисту прямо в глаза: «Я к тебе по делу. Помнишь, 4 года назад я сказал тебе, что отложил одно очень важное дело?»

    - Конечно помню, я это никогда не забуду! Ты был какой-то чудной, весь переполошенный, говорил не связанно, да и вообще временами нёс откровенную чушь. Я это списал на твоё болезненное состояние, так сказать, шок организма, да и шейный отдел у тебя весь зажат был, мозг вполне мог плохо работать.

    Произнеся это Вячеслав очень по-доброму улыбнулся, одними глазами, уголки рта едва приподнялись.

    «Вот-вот, болен был я. Но теперь, вполне здоров, так здоров, что и не бывает таких здоровяков, - последние слова Он проговорил тихо, будто про себя, так что Вячеслав Владимирович их не расслышал, затем Он прибавил громкости и каким-то совершенно металлическим голосом произнёс - Так вот, я пришёл тебя судить!»

    - Что? В каком смысле? Как это судить? Товарищеский суд?

    Вячеслав Владимирович хохотнул, но посмотрев в неподвижные, немигающие глаза Его, осёкся и замолчал.

    - В прямом смысле. Я тянул сколько мог. Все эти 4 года я отдалял этот момент, но он должен был когда-нибудь наступить. Сегодня прошло ровно 4 года. Это правило, я не могу его нарушить.

    - Послушай, ты снова меня пугаешь, как 4 года назад. У тебя всё в порядке? Присядь, я посмотрю, как у тебя дела в шейном…

    - Не надо. Говорю тебе, я здоров. Я не буду извиняться и просить меня понять, потому что это, во-первых, бессмысленно ты всё равно не поймёшь, во-вторых, мне по статусу не положено, хотя и очень хочется, а, в-третьих, нет на это времени.

    - Ничего не понимаю…

    - И не надо. Давай, быстрее закончим с этим. Я, возможно, смогу тебя потом найти, и мы с тобой поговорим на берегу океана.

    - Какого океана? Что за бред?

    - Не надо, не задавай вопросов. Судья не отвечает, он судит, в этом его смысл.

    В это момент дверь в кабинет приоткрылась и через порог очень медленно, будто неуверенно, вкатился оранжевый шар и остановился у Него за спиной. Из шара вытянулась щупальце и потянулось к Его затылку. Как только щупальце достигло головы и коснулась её, глаза Его стали светиться оранжевым, а из горла раздался сдавленный стон,
    который постепенно перешёл в шипение, похожее на звук выходящего из камфорки незажжённого газа. Теперь, когда к Его металлическому голосу примешалось ещё и это шипение, Вячеславу Владимировичу сделалось жутко, он провёл тыльной стороной руки по лбу и внезапно для себя обнаружил, что весь он покрыт холодным и липким потом.

    «Итак, Вячеслав! Ограниченный четырьмя углами, стоящими на четырёх столбах, я, четвёртый судья, подвожу итог тебе», - скрежетал и шипел Он. Всё происходившее подействовало на Вячеслава Владимировича гипнотически, он притих, смотрел Ему прямо в глаза и, казалось, вовсе не дышал. Массажист вдыхал и осмысливал каждое Его слово.

    Он на какое-то мгновение прикрыл глаза, оранжевый свет потух и массажист, потеряв Его взгляд, начал падать, но в следующую секунду Он вновь посмотрел в глаза Вячеслава Владимировича и тот из положения полуприсядя резко распрямился и встал ровно.

    «Подвожу итог тебе, - повторил Он и вздохнул, - ты отправляешься…» Тут Он осёкся и голова Его чуть дёрнулась, это шар своим щупальцем стряхивал с Него всякие остатки чувств и эмоций, которые всё ещё тлели в Судье.

    Шипение в Его голосе усилилось и Он продолжил: «…ты отправляешься на вторую глубину Океана!»

    Как только Он произнёс эти слова, шар выдернул щупальце из Его головы, свет в Его глазах иссяк, а Вячеслав Владимирович резко завалился набок…

    Наше время…

    Через какое-то время из кабинета № 330 вышла она, ноги её были плотно затянуты в эластичные бинты. Она кинула на Него быстрый взгляд, а когда он поднял глаза и посмотрел на неё, быстро отвернулась и зашагала по коридору прочь. Он смотрел ей вслед и думал – интересно,
    какой была её походка, когда ноги были здоровы, даже сейчас она идёт очень грациозно, будто невесома и после каждого шага парит в воздухе, или это всё из-за того, что я в неё втрескался…

    Ход Его размышлений прервал голос массажиста из-за двери: «Входите следующий!»

    Он вошёл, поздоровался, извинился ещё раз за своё внезапное появление в кабинете, когда там была она, и стал присматриваться к Вячеславу Владимировичу, пытаясь уловить – помнит ли он, что с ним случилось несколько минут назад, знает ли Вячеслав, что Он был в нём какое-то время. Но массажист вёл себя совершенно спокойно, значит он ничего не помнит, не знает и не почувствовал. Вячеслав Владимирович пригласил Его сесть на специальный массажный табурет с приспособлением для размещения рук, плеч и шеи, а сам подошёл к раковине, висевшей на левой стене кабинета, и тщательно вымыл руки, затем так же аккуратно и последовательно вытер их белоснежным полотенцем. Ото всех движений массажиста веяло какой-то стопроцентной уверенностью и спокойствием, поэтому Он расслабился и даже стал забывать, что с ним происходит какая-то чертовщина. Вячеслав подошёл к Нему, положил руки на плечи и начал массаж. Тёплые и сильные руки массажиста были созданы творить чудеса. Через пару минут Он уже закрыл глаза и плыл по волнам. Между Вячеславом и Ним происходил вязкий, неспешный разговор. Он знал и помнил о массажисте всё, поэтому тем для разговора было достаточно. Однако, когда Вячеслав рассказывал о себе и своих интересах сам, у Него получался человек отличавшийся от того, которого Он несколько мгновений назад узнал полностью. Он начал анализировать, сравнивать две картины: Вячеслав Владимирович, как он есть и Вячеслав Владимирович, который рассказывает о себе. Картины накладывались друг на друга, но не совпадали. Где-то линии сильно расходились, где-то шли близко друг к другу, но почти никогда одна линия не шла над другой. То же самое было и с цветами. В одних местах они были ярче, в других тусклее, а где-то вообще были разными. Он никак не мог понять, почему так происходит и где истина – то, что видел Он, будучи Вячеславом Владимировичем, или то, что Вячеслав рассказывает о себе. А может быть ни та, ни другая картина не были истиной. Ведь мы люди и наши взгляды субъективны. Так Он размышлял и не заметил, как массажист закончил сеанс, легко хлопнул Его по плечам и сказал: «На сегодня достаточно, теперь ступайте на лечебную физкультуру, увидимся завтра в это же время» «Спасибо, до свидания!» - сказал Он и вышел в коридор. «Странно, но уже очень давно не появлялся оранжевый шар», - подумал Он и приостановился, ожидая, что сейчас произойдёт что-нибудь необычное, но ничего не произошло. Он пожал плечами и направился в кабинет лечебной физкультуры.

    Когда Он пришёл на место, кабинет был заперт. Он какое-то время постучал в дверь с различной интенсивностью, но никто не открыл. Он развернулся, чтобы идти в свою палату…

    В коридоре, занимая всё свободное пространство, стоял оранжевый шар. Он отступил на один шаг, но прежнего ужаса не было. Ему даже стало любопытно, что случится на это раз. «Говорят, люди ко всему привыкают, но эта моя привычка, уж слишком какая-то дикая», - подумал Он. «Ты, эта, иди к нему», - услышал Он знакомый голос в левом ухе. «Хорошо», - подумал Он и шагнул навстречу оранжевому шару.





  • МОИ СТИХИ

  • Безымянный 6685



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи