Ноя
11

Удаление моей варикозно расширенной вены хирургическим путем




  • Самая полная коллекция исторической статистики России-СССР.

  • 7.11 Классификация отказов при подтягивании на перекладине.


  • Ура! Меня выписали на следующий день после того, как прооперировали мою левую ножку.
    Хроника событий:
    19 июля я с 8 утра до половины 12 дня оформлялась в больницу №6 на плановую операцию. Сначала больше часа сидела в приемном покое в довольно большой очереди. Потом нас отправили на 2-й этаж к заведующему, чтобы он разрешил госпитализацию. Это тоже заняло не мало времени. После чего нас вернули в приемный покой, где долго и муторно заводили на каждого карточку. И апофеоз всего - сидели и ждали в коридоре отделения, когда дежурная медсестра нас раскидает по палатам. 
    Попала в палату №2 на семь коек. Первые два дня нас там было только четверо. Ремонт был не так давно, так что всюду чистенько (пока) и радует глаз. Кормят как всегда кашами на воде и жидкими до безобразия. Суп на обед похож на подкрашенную воду. А уж порции - не более 2 столовых ложек в тарелку! Суп - половина половника на человека. Мясо искала долго - два раза нашла якобы рыбные котлетки на ужин, размером меньше моей ладони. И это в отделении, где людям операции делают и им нужен вообще то белок для скорейшего заживления ран.
    Во-время послеобеденного сна был обход, где мне сообщили, что оперировать будут в среду. Два раза ходила гулять по улице, так как лежать на кровати просто так - не для меня.
    20 июля - так как уснули рано, то я проснулась в пять утра и провертелась в кровати до семи (и спать не хотела уже, и вставать смысла не было - все же спят). Потом душ, завтрак и ничегонеделание до вечера. Так как лежать в палате было выше моих сил, то я гуляла по улице вокруг больницы. Вечером сделала УЗИ и нарисовали 3 точки, где собирались делать швы. Ужинать было нельзя, и я довольствовалась только чаем. После обалденной процедуры под названием "клизма" я была в дикой ярости способна придушить своими руками того урода, кто такое издевательство придумал. Снова уснули рано. 
    21 июля - опять проснулась в пять утра. Встала в семь, приняла душ и стала ждать операции. Ближе к 12 дня  я так хотела пить и есть, что перестала вообще бояться операции. Я нарезала круги по коридору и приставала к персоналу с вопросом, когда же меня прооперируют. В конце концов я так обессилила от голодухи и жажды, что вырубилась. И вот, в 11-45 меня будят и галопом тащат в операционную. После чего укладывают на узкий длинный операционный стол, минут пять ставят катетер (чертыхаясь, что у меня нет хороших вен), попадают в вену и начинают вливать какую-то жидкость. Потом добавляют два каких-то препарата, от которых начинает все плыть в глазах. Приходит анестезиолог (добрый и приятный дяденька) и делает укол в позвоночник (я вообще ничего не почувствовала). Потом переворачивают меня на спину и навешивают перед моим лицом синие тряпки, чтобы я не видела самого процесса. Тупо посмотрев на них, я громко сказала в воздух, что хочу спать. Мне разрешили и я уснула. Где-то вдалеке тихонько брякала музыка (какая-то радио-волна с нашей попсой) и о чем-то переговаривались хирурги с медсестрами. Всю операцию я сладко проспала без снов. Когда меня разбудили, то голова была ясной и я совсем не была заторможенной (к легкому удивлению медсестер). И даже смогла сама переползти со стола на каталку. Вот только ноги они мне помогли переложить, так как до пояса я вообще ничего не чувствовала. Меня привезли в палату в 14-15. Перебравшись почти самостоятельно на кровать, я сама села и стала быстренько звонить любимому мужу, который извелся в ожидании известий. После чего рассказывала обалдевшим тетенькам про операцию. Те, что были про оперированы до меня, с трудом шевелились и вообще плохо соображали после операции. А я четко разговариваю, сижу, и по мере того, как проходит наркоз, не испытываю нигде никаких болей. Я сама удивляюсь, почему у меня нигде не болело (да и до сих пор не болит). Когда через 15 минут прибежал мой хирург, я спросила его насчет питья и еды - он от удивления чуть не упал. Ну пить я хотела очень сильно! Да и есть - тоже. В общем, только через час мне разрешили попить воды чуть-чуть, и еще через час я с наслаждением съела банан. И с блаженной улыбкой вырубилась спать. Уже спящей мне на всякий пожарный поставили обезболивающий укол, хоть ничего и не болело. От греха подальше, так сказать.
    22 июля - в пять часов утра (похоже, я приобрела не самую приятную привычку вставать в такую рань) я бодро соскочила и по хромала в туалет. Видели бы вы глаза медсестры, когда она меня увидела! Промаявшись до семи, я вымыла голову, ополоснулась до пояса и слопала яблоко, с нетерпением дожидаясь завтрака. На завтрак я съела две порции манной каши - целых 4 ложки! После чего стала ходить по коридору, разминая ногу и приспосабливаясь к новым условиям. Хирург мой был приятно удивлен, а заведующий отделением сказал, чтобы ходила не хромая и сгибала ногу в колене. На перевязке осмотрев мою ногу (на которой уже все дырки практически затянулись), хирург предложил мне до понедельника пожить дома. Жара страшная, перевязку я и сама могу делать, а дома хоть вентилятор есть (в отличие от  больницы). Я радостно согласилась и огорошила этим известием любимого, который собирался ехать ко мне в больницу с водой и продуктами. Не дождавшись обеда я уехала из больницы, за пару минут собрав свои сумки и чуть не вприпрыжку пробежав по больничному коридору.
    Боже, как хорошо дома!
    P.S. Сегодня утром я опять проснулась в пять утра....











  • Самая полная коллекция исторической статистики России-СССР.

  • 7.11 Классификация отказов при подтягивании на перекладине.



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи