Ноя
11

В направлении пения летело моление




  • Андеграундный рай

  • Безымянный 78241


  • «В направлении пения
    Летело моление,
    А господь на небе замечал,
    Какие у певца глаза…»
    О. Арефьева «Моление»

    Акустический концерт Ольги Арефьевой и «Ковчега»
    Центральный Дом Художника, 21 апреля 2007г. 18:00

    Ольга Арефьева – вокал, гитара, перкуссия
    Петр Акимов – виолончель
    Сергей Перминов – клавишные
    Сергей Индюков – гитара
    Михаил Смирнов – перкуссия
    Адриан – вокал, бэк-вокал, перкуссия
    Перформанс-группа «KALIMBA».

    Вместо Intro
    Возможно, те из вас, кто был на акустических концертах Ольги Арефьевой и «Ковчега» с участием группы «Калимба» в последнее время, например 2 марта 2007г., не будут особенно удивлены нижеследующим репортажем. Судя по фотографиям на сайте Арк.ру (http://www.ark.ru/ins/photo/dnevnik/index2007.html), они похожи. Поделитесь впечатлениями, поскольку я на том концерте не был и увидел все это впервые. К тому же, двух одинаковых концертов у Ольги Арефьевой, априори, не бывает! Так что кому интересно, читайте.

    Концерт запаздывал, впрочем, как всегда. Что ж, известно, чем талантливее артист, тем дольше пауза. Перед сценой в левом углу бойко шла торговля дисками. Зрители рассаживались, пересаживались, еще раз пересаживались, и так до бесконечности. Но вот, чу! …
    Свет погас. На сцене Ольга Арефьева и музыканты. Ольга просит выключить мобильные, вспышки, а еще лучше все, что мешает работе на сцене. На ней темные широкие брюки и синий верх с эффектным кулоном. Худая, гибкие обнаженные руки, длинные вьющиеся волосы рассыпаются по плечам.
    Концертную программу открывает русская народная «Ты чего Иван» в оригинальной аранжировке. Спешу вас заверить, это будет не единственная фольклорная песня в этот вечер.
    «Тигры». В Ольгиных руках плоский барабан (или шаманский бубен?) с колотушкой. За «Тиграми» следует «Жемчужина» на стихи кубинца Касаля. На сцену выходят две девушки из «Калимбы» в белых нарядах с символами солнца, месяца и звезды на древках.
    Далее «Куколка-бабочка». И снова русская народная – «Таня-Танюша». Перминов садится за рояль. Смирнов позванивает чем-то вроде большой связки ключей.
    «Папоротник». Ольга грациозно танцует. Появляется трио из «Калимбы»: две девушки и юноша. По сцене стелятся дымы. Юноша обнажен по пояс. Ольга танцует вместе с ним. Наклоны направо налево, как гимнастические упражнения. Изгибы рук и тел. Арефьева издает звук, похожий на клекот птицы. Девушки и юноша медленно удаляются за кулисы. Голос из реального превращается в ирреальный: хрипы, выдохи. Неземные звуки перкуссии и клавишных. Не песня, а целое представление.
    Рядом с Ольгой на сцене появляется полный небритый брюнетистый мужик. Нет, не угадали, не Паваротти, – Адриан. Поют духовный стих. Затем «Аллилуйя». Адриан подпевает. За ними следует сербская песня. Ольга сообщает о готовящемся выступлении в Белграде: «Когда мы с Адрианом учили песню на сербском, то еще не знали, что нас позовут в Сербию. Когда нас приглашали, они тоже не знали, что у нас есть песни на сербском языке. Не зря говорят, искусство материализует».
    «Моление» с бэк-вокалом Адриана. Арефьева раскидывает руки, словно летит. Невидимый ветер развевает ее волосы. Зал взрывается аплодисментами.
    Ольга берет гитару. Проводит по струнам – звука нет. У кого-то в зале громко звонит мобильный. Его лихорадочно пытаются отключить. Получилось. Арефьева снимает гитару и ставит на место. Тут не получилось. Начинает петь «Глюкозу». На сцене снова девушки из «Калимбы». В руках шесты с лентами, на поясе куски белой ткани на палках. На экранах абстрактный видеоряд, который затем с них переходит на Ольгу и девушек. Они тоже становятся как бы экранами для видеоряда, и по ним плавают мальки, рыбы, проплывает огромный скат, шевелятся морские звезды и лилии… Фантастическое зрелище! И вдруг на экранах вспыхивает огонь, все и всех поглощает пламя. На его фоне выступает четко очерченный профиль Арефьевой.
    Ольгу неожиданно забрасывают и задаривают цветами, она смущенно благодарит: «Спасибо, это еще не конец концерта!»
    Пока перерыв.
    Снова гаснет свет. Ольга в очаровательном темном концертном платье до пола с открытыми плечами, и … барабаном (бубном). «Весенние дни», соло Акимова на виолончели.
    «Баобаб»:
    Я убил зверя под баобабом
    Я зарыл его зубы под баобабом
    Я зарыл его шкуру под баобабом
    Я зарыл его глаза под баобабом…

    Девушка из «Калимбы» с копьем и немыслимым головным убором в виде то ли ушей, то ли рогов (а еще говорят, что рога бывают только у мужчин) имитирует сцену охоты.
    За «Баобабом» следует «Модерн-данс» и последняя на сегодня русская народная песня – «Соловейка». Амбиентные звуки, шумы, переливы то ли бубенцов, то ли колокольчиков. И голос Арефьевой, эхом уносящийся в даль…
    Ольга снова берет гитару. (За перерыв все настроили, звук был – сам слышал.) Но гитара опять не звучит! Ольга произносит: «Не судьба мне сегодня на гитаре поиграть. Это означает, что надо петь, а не играть!» На выручку приходит Сергей Индюков. Он отдает Арефьевой свою гитару, а сам уходит. «Будем Были». Двое танцоров «Калимбы» с иглами на спинах (те еще дикобразы!), и третий – в птичьей маске с длинным клювом задом наперед. Девушка с длинными распущенными волосами эротично танцует на фоне светового круга. Эффектно, черт возьми! Затем «Сиртаки» («почти народная песня», - объявляет Арефьева). Под ритмичные хлопки зрителей Ольга красиво выступает по сцене. Снова зал взрывается аплодисментами, я не выдерживаю и кричу «Браво!»
    Ольга произносит что-то по поводу апреля и далее следует… Догадываетесь? Все верно! «Панихида по апрелю». Девушки из «Калимбы» запускают в зал бумажных голубей, зрители им, они снова в зал – и так всю песню! Чем-то все это напоминает «Лицедеев». Ольга сама запускает в зал бумажного голубя и делает реверанс. Коротенькая песня Петра Акимова про мышей и деревянного человечка в исполнении Ольги, за роялем снова Сергей Перминов.
    Ольга выходит на сцену с белыми пушистыми крыльями за спиной. «Комедия дель арте», Коломбина и Пьеро. Развеселая четверка «Калимбы» устраивает на сцене дуракаваляние с флажками. Девушки выносят раму, украшенную цветами, в форме сердца, и вместе с Ольгой смотрят на нас, как с портрета. Арефьева шлет в зал воздушный поцелуй. И поет с Адрианом заключительную песню: «Так будьте здоровы, живите богато…». Прощаются. Все!
    Зал не собирается расходиться и аплодирует стоя. И добивается таки своего! На бис исполняется «Все так просто».
    Ольга объявляет следующий московский концерт 27 мая с проектом «Шансон-Ковчег» и произносит, обращаясь к благодарным слушателям: «Спасибо Вам, что Вы есть!».
    Взявшись все вместе за руки, «Ковчег» низко кланяется и уходит за кулисы. Теперь уже точно все!
    P.S. «Все мы немного писатели…»
    Спускаюсь к выходу, кто-то трогает за плечо. Оборачиваюсь, сосед по ряду со своей девушкой, спрашивает: «Вы – писатель?» Отвечаю: «Нет». Он разочарованно произносит: «Вы так увлеченно записывали». Отвечаю: «Ольга заслуживает того!» Так что если увидите на концертах Арефьевой человека, лихорадочно пишущего что-то в свой блокнот, не крутите, пожалуйста, пальцем у виска. Это я, будем знакомы! Кстати, есть ли у Ольги Арефьевой биограф, кто-нибудь знает? Шутка!








































  • Андеграундный рай

  • Безымянный 78241



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи