Ноя
11

Верба, ива и ГАИ




  • Произведения Эшрефа Шемьи-заде

  • Безымянный 6685


  • На днях одна наша знакомая позвонила моему мужу, и после дежурных фраз о здоровье, погоде и детях, спросила, когда он собирается ехать в «Ашан»? Ответ SLV потряс меня до глубины души: «У нас в семье рулит Вера. Я за руль  только держусь!». Я аж из кухни выскочила, целовнуть мужика в любимые усы.

                Вообще-то, во всех наших поездках на мне лежит скромная обязанность штурмана. Я покупаю карты, атласы, изучаю их досконально, делаю пометки, разрисовываю тропы фломастерами. В общем, развлекаюсь, как могу. Еще на моей ответственности всевозможные дорожные знаки, отслеживание разметки на асфальте и фиксирование мест нахождения служб ДПС и удобных «лёжек» для их сотрудников. Обо всем этом я громко сообщаю водителю, пытаясь перекричать шум дороги и звуки, несущиеся из динамиков. Мы обычно в поездках слушаем аудиокниги. До «Истории государства Российского», как это делает Владимир Владимирович Путин, пока не дошли, а вот сценарии к любимым фильмам «Берегись автомобиля», «Служебный роман» и, естественно, «Ирония судьбы, или с легким паром» (часть 1-я, как актуально сегодня уточнять), очень ничего слушаются в путешествиях по городам и весям.

                В награду за труды, мне позволяется фотографировать бескрайние просторы: облака в небе, деревеньки по  обочинам, колоколенки на горизонте, и пр. и пр., все, что можно рассмотреть из окна автомобиля или в люк на крыше. Между прочим, поймать в объектив шмеля, летящего встречным курсом на скорости 100 км/час, это, я скажу вам, не каждому удается! (Я и сама не знаю, как у меня это получилось J)).

                Хуже всего ездить в дождь или в снегопад. Тут я скучаю. Можно, конечно, пофотографировать SLV. К примеру:  «В профиль за рулем», «Руки SLV на баранке», «Глаз SLV в зеркале заднего вида». Если особенно извращнуться, можно даже снять «Ногу SLV на педали газа». Но сколько можно этим развлекаться? Все фотографии одинаковые. Глаза и руки у него, как-то по жизни одни и те же. Определенный тип ботинок он десятилетиями носит, ему в них удобно! Да и фотовспышка безопасности движения не способствует.

                Апрель в прошлом году, в отличие от нынешнего, был прохладным, дождливым, периодически плевался снегом. В городе стало слякотно, промозгло, серо и мы выкроили несколько дней, чтобы съездить на природу, поискать весну, подышать чистым воздухом, ну и, попутно, навестить родственников. Чистый воздух, кстати, встречается уже за двести километров от Москвы. А отъехав на триста, меня начинают мучить головные боли – травлюсь кислородом. По счастью, это быстро проходит. Болеть некогда, привозим по несколько гигабайт фотографий!

                Прошлой весны ждала с нетерпением. Накануне завела себе ник Verbaiva, а собственной аватарки у меня не было. Быстренько собрались и поехали на Волгу. Там на побережье и ивняка полно, и вербы немеряно. Выехали рано, а уже под Дмитровом нас накрыл снегопад. Весенний снег – это не зимняя поземка. С неба полетели шлепки снежных комьев, которые мгновенно залепили стекла и фары,  пригнули ветви деревьев, замели сугробами обочины. Машинки, спешащие на дорогах по своим делам, начали жаться друг к другу. Некоторым удавалось войти в прямой контакт, и от их «поцелуев» на трассах образовались заторы. Кстати, эту погоду очень любят жестянщики. Это их звездный час! Они вывешивают на широкораспахнутых воротах автосервисов приветливое «Welcom!» и с распростертыми объятиями встречают дорогих, действительно, оч-чень дорогих, гостей.

                В таких условиях машины не едут, они ползут! Поэтому понятно, как перевозбуждаются водители, когда снегопад, наконец, заканчивается, и они вырываются на свободную трассу! В городе нам ни разу не удается включить спортивный режим у нашего железного конька, а за городом, наш старичок «Фольксваген» развивает невиданную прыть, к несказанному удовольствию SLV  и  неописуемому моему ужасу. По счастью, это случается нечасто, да и провинциальные гаишники не дремлют.  

      Перефразируя известную фразу, «их много, они на каждом километре!» Наше дальнейшее путешествие начинает серьезно зависеть от штурмана. И я стараюсь,  пытаюсь расшифровать надписи на залепленных снежной грязью знаках, не пропустить нужный поворот, улыбнуться встречным водителям, сигналящим нам фарами о грядущей засаде.

     Под Калязиным, уютным спокойным провинциальным городком, славящимся своей колокольней, стоящей посредине Волги, и сохранившимися до наших дней названиями улиц имени Маркса-Энгельса-Ленина  серые промозглые небеса вдруг раздвинулись, и озорной рыжий лучик света, шустро пробился через снежную пелену, пошуровал там, у себя в небесной канцелярии, и грязные тучи, как стадо овец, толкаясь и клубясь, ускакали за горизонт.

                 Вот он, счастливый миг для водителя. Дорога практически пустая, Вокруг поля да леса, (читай: ограничивающих знаков нет, и быть не может!). Как не разогнаться! Вот только редкие встречные машины надоедают, сигналят и сигналят фарами. (Все-таки, нравится мне эта шоферская солидарность! В случае чего, и «прикурить» дадут, и о засаде предупредят. Молодцы! Хотела сказать – мужики! Но и женщины от них не отстают! Все мои подруги соблюдают правила шоферского братства, хоть и обижают их иногда на дорогах!).

                Когда встречный «жигуленок» как-то уж очень заполошно засигналил нам фарами, решили остановиться, посмотреть, может с машиной что-то не в порядке? Не спустило ли колесо, не оторвался ли глушитель? (было-было у нас в жизни такое!) Машины с низкой посадкой, они не для наших дорог. Поговорка, «Что немцу здОрово, то в России – смерть!», это про нас!  Уютный и комфортабельный «волчок» на российских дорогах превращается в неповоротливого, нередко беспомощного увальня. И помочь ему не просто. Когда года три назад,  на этой же трассе у нас засорился бензонасос, мы двести километров ехали десять часов, прежде, чем нашли автосервис, способный нам помочь. Как сказали нам в Угличе, в тот период на весь Угличский район был всего один «Фольксваген», с которым мы, потом,  вот чуднО, встретились на автозаправке в Большом Селе. Спасибо мужику, подсказал адрес автосервиса в Рыбинске!

                Пока SLV устраивал ревизию автомобилю, я заглянула в автомобильный атлас,  может за соседним поворотом деревенька притаилась? Нет,  ни поворотов, ни деревенек на ближайшие несколько километров! Только горка впереди. На ней сильно не разгонишься. Да мы и не успели! И 90 км/час не дожали. Но бодрый свисток гаишника услышали и на приглашающий жест офицера, естественно, остановились. Гаишников было трое, офицер  при параде и двое рядовых, очень молодых, розовощеких, пухлогубых, хочется сказать солдатиков. Любопытно, как у них называется рядовой состав? Тоже бойцы? Надо будет спросить у Интернета, когда он к нам вернется.  Несколько странно смотрелся синий парадный мундир офицера и фуражка с высокой тульей среди этой слякоти и грязи. Да и погода не способствовала открытию летнего сезона. Мне вот и в пуховике не жарко было. И от шапки-ушанки я бы не отказалась. Хоть и ноль на улице, но ветер неприятный. Промелькнула мысль, что это какие-то парадно-выходные учения молодняка, так сказать, «в поле».

    В полной уверенности, что мы ничего не нарушили, SLV пошел разбираться, а я, наконец, увидела на обочине желтые пушистики придорожной ивы, что расцвела всем ветрам и снегам назло. Пока доставала фотоаппарат, мужа зачем-то пригласили в машину ГАИ. С восторженным писком я  бросаюсь к ближайшему ивовому кусту, а спиной чувствую, как напряглись бойцы, хватаясь за автоматы, и краем глаза замечаю, как вытягивается и бледнеет на глазах лицо офицера.

    - Она что, всех фотографировать будет?

    - Да нет, она мирная, её сегодня только верба интересует!

    В общем, толком поснимать мне не дали. Мужа как-то быстренько вытолкали из служебной машины и с напутствием больше не нарушать, отпустили с миром. Когда я шествовала по слякотной грязи в своих замшевых сапожках, высоко поднимая ноги и с суровым выражением лица (не наснималась еще!),  служивые как-то вытянулись «во фрунт». Молодняк запомнился синими глазами, пухлые губы приоткрылись, щеки порозовели. Смотрят на меня снизу вверх,  как на инопланетянку. Высоких женщин, что ли не видали? Оно, конечно, когда я в пуховике, их, солдатиков, на меня таких двоих надо. (Я о габаритах, а не о том, о чем многие сейчас подумали J)

     Выяснилось, что мы где-то пропустили знак «70» установленный перед расположенным в лесу на горке кладбищем. Лет пятнадцать  ездим по этой дороге, а  о кладбище не догадывались. Муж предложил  оплатить штраф на месте,  и его  пригласили в служебную машину. Мой «Canon», видимо, напугал всех несказанно. Вы будете смеяться, но даже добровольно, SLV не удалось оставить взятошные в автомобиле. Будем считать, что отделались лекцией с предупреждением!

    Две фотографии – воспоминание о прошлогоднем снежном апреле. Грешат экспозицией, резкостью, да и сюжет немудреный: растрепанные, замерзшие пушистики на придорожной обочине. Обледеневшие на ветру, нахохлившиеся, плачущие снежной капелью, но с огромной жаждой жизни!  Маленькие посланцы солнышка на заснеженной земле.

     

               

               

     

     


  • Произведения Эшрефа Шемьи-заде

  • Безымянный 6685



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи