Ноя
11

Ветеран Второй Ливанской




  • корабли и капуста продолжаются :)

  • Ревельский морской батальон смерти


  • Термины на иврите потому что... на иврите. По-русски не звучат как-то.

    В ночь с суботы на воскресенье,с 12 на 13 августа, мы стреляли не переставая. Вообще-то мы стреляли и днем, но, как выяснилось ночью, днем была только разминка. Весь наш эгед (полк?!) не умолкал от заката до рассвета. Облака закрыли луну, было очень темно. Округу озаряли только не прекращающиеся залпы орудий. В те короткие моменты, когда луна все же выныривала из за облаков, было особенно хорошо видно, как все вокруг устлано дымом, как очень плотным туманом. Вокруг только белый дым-туман, и кривые руки-ветки торчащих из него деревьев. Наверное такие туманы стоят над болотами. Хотя откуда мне знать. Земля дрожала от выстрелов всю ночь.
    Пушки, старье дикое, не выдерживали такого напряжения, по рации постоянно были слышны сообщения о поломках. У нас сначала была утечка гидравлического масла, а как починили, снарядов черед 50 сломался боек. Техники всю ночь между пушками бегали, чинили. Запчастей не хватало, изворачивались как могли.
    А мы все стреляли. То для острастки - 5 или 10 снарядов с перерывом в минуту, то на поражение - десяток снарядов, кецев эш максимали. Снаряд побыстрей заносят в пушку. Я пока поднимаю магаш. Потом поднимаю снаряд. Снаряд на магаш. Заталкиваю в дуло рукой, потом фиксирую его нагахом. Опускаю магаш. 5 номер засовывает хану и закрывает садан. Я вставляю тахаль и закрываю боек. Крик"огонь", и я дергаю шнур. Пушка дергается, стреляет, все заволакивает дымом и пылью. А пока заносят новый снаряд, я поднимаю магаш. Пыль эта чертова, еле рассеивается, и то не раньше, чем набьется в ноздри, глаза, в рот попадет, как не сжимай. Жуешь-жуешь жевачку, и она аж хрустит от пыли. Сплевываешь - слюна коричневая. И остается коричневой, сколько не сплевывай.
    Под утро батальон начал прикрывать отступление наших, мы достреляли все снаряды что остались, и наступила тишина. У всего батальона кончились снаряды. Мы повыкарабкались из пушек, дико грязные, в пыли, в грязи, в пиахе, форма мокрая от пота. Ко мне подошел Шахар из соседнего расчета. Глаза красные, губы сухие и темно-коричневые от грязи, руки дрожат, ноги еле держат. Да я и сам был точно таким. "Ахи, йеш леха сигария бишвили?", он спросил. Я достал по сигарете себе и ему, и мы молча стояли и курили. Докурив, он бросил бычок на землю, затоптал его. "Тода, ани олех лишон". И пошел, пошатываясь. Мне было ближе. Я повернулся к своему спальному мешку и свалился в него, мгновенно заснув.
    Нами была уничтожена маргема, хулиет нун-тет не помню сколько, в районе восьми. Разхуячили N-надцать домов в Мардж-Аюне и Эль-Хияме.







  • корабли и капуста продолжаются :)

  • Ревельский морской батальон смерти



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи