Ноя
11

Японская литература




  • Формы лица

  • Лето 2010 - All These Things That I’ve Done


  •   Японская литература надолго выбила меня из ЖЖ. Надо было срочно написать 2 курсовые в счет экзамена. Так что, когда было свободное время, я писала курсовые, отвлекаясь только на просмотр почты. Зато теперь могу поделиться получеными знаниями:)

    Особенно меня впечатлила литература периода Хейан. Это (грубо) 9-11век. В это время появляется очень много женской литературы, очень популярен жанр дневника. А если учесть, что в это время в высшем обществе шагу нельзя было ступить без того, чтобы не написать стихи, то почти все, что не чистая поэзия - это проза с вкраплением поэзии (или поэзия с вкраплениями прозы:)). В это время появляется еще один жанр, который отделяется от просто дневника. Называется "вслед за кистью". Идея в том, чтобы записывать все, что приходит в голову, от описания придворных церемоний и каких-то случаев, до просто случайных мыслей (ничего не напоминает?). А дала  начало этому жанру Сэй Сёнагон своими "Записками у изголовья":

    Делюсь цитатами:

    ВЕСНОЮ – РАССВЕТ

     

    Весною – рассвет.

    Все белее края гор, вот они слегка озарились светом. Тронутые пурпуром облака тонкими лентами стелются по небу.

    Летом – ночь. Слов нет, она прекрасна в лунную пору, но и безлунный мрак радует глаза, когда друг мимо друга носятся бесчисленные светлячки. Если один‑два светляка тускло мерцают в темноте, все равно это восхитительно. Даже во время дождя – необыкновенно красиво.

    Осенью – сумерки. Закатное солнце, бросая яркие лучи, близится к зубцам гор. Вороны, по три, по четыре, по две, спешат к своим гнездам, ‑какое грустное очарование! Но еще грустнее на душе, когда по небу вереницей тянутся дикие гуси, совсем маленькие с виду. Солнце зайдет, и все полно невыразимой печали: шум ветра, звон цикад…

     

     

    Зимою – раннее утро. Свежий снег, нечего и говорить, прекрасен, белый‑белый иней тоже, но чудесно и морозное утро без снега. Торопливо зажигают огонь, вносят пылающие угли, – так и чувствуешь зиму! К полудню холод отпускает, и огонь в круглой жаровне гаснет под слоем пепла, вот что плохо!

     


    ТО, ЧТО ДОКУЧАЕТ

     

    Гость, который без конца разглагольствует, когда тебе некогда. Если с ним можно не считаться, спровадишь его без долгих церемоний: «После, после»… Но какая же берет досада, если гость– человек значительный и прервать его неловко.
     

    Спрячешь с большим риском кого‑нибудь там, где быть ему недозволено, а он уснул и храпит!

     

     

    Или вот еще. Принимаешь тайком возлюбленного, а он явился в высокой шапке! Хотел пробраться незамеченным, и вдруг шапка за что‑то зацепилась и громко шуршит.

    Рассказываешь старинную повесть. Вдруг кто‑то подхватил нить твоего рассказа и продолжает сам. Несносный человек! И вообще несносен каждый, будь то взрослый или ребенок, кто прерывает тебя и вмешивается в разговор.

    Человек, близкий твоему сердцу, вдруг начинает хвалить до небес свою прежнюю возлюбленную. Не особенно это приятно, даже если речь идет о далеком прошлом. Но, предположим, он лишь недавно расстался с нею? Тут уж тебя заденет за живое. Правда, нет худа без добра: в этом случае легче судить, что к чему.

    Гость чихнул и бормочет заклинание. Нехорошо! Только разве один хозяин дома может позволить себе такую вольность.

     

    Блохи – препротивные существа. Скачут под платьем так, что, кажется, оно ходит ходуном.

     

     

    ТО, ЧТО ЗАСТАВЛЯЕТ СЕРДЦЕ СИЛЬНЕЕ БИТЬСЯ

     

    Помыв волосы и набелившись, надеть платье, пропитанное ароматами. Даже если никто тебя не видит, чувствуешь себя счастливой.
    Ночью, когда ждешь своего возлюбленного, каждый легкий звук заставляет тебя вздрагивать: шелест дождя или шорох ветра.

    ТО, ЧТО РАДУЕТ СЕРДЦЕ

     

    Прекрасное изображение женщины на свитке в сопровождении многих искусно написанных слов.

    Сердце радуется, когда пишешь на белой и чистой бумаге из Митиноку такой тонкой‑тонкой кистью, что, кажется, она и следов не оставит.

     

    Крученые мягкие нити прекрасного шелка.

    Посетив какой‑нибудь храм, закажешь там службу. Бонза в храме или младший жрец в святилище против обыкновения читает молитвы отчетливо, звучным голосом. Приятно слушать.

     

     

     













  • Формы лица

  • Лето 2010 - All These Things That I’ve Done



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи