Ноя
11

Заключительная часть национальной трилогии




  • Произведения Эшрефа Шемьи-заде

  • Безымянный 6685


  • Айдын Шемьи-заде.

     

     

    Не утешение, а приговор злу

     

     

    Вышла из печати третья часть трилогии «Нити судеб человеческих» под названием «Золотая печать». Первые два романа «Голубые мустанги» и «Красная ртуть» уже известны читателям.

    При написании трилогии намерением моим было создание не мартиролога несчастий моего народа, не списка преступлений против крымских татар, а художественного произведения о трагедии народа, расширенных картин пережитого времени. Удалось ли мне создать образное изображение событий,  показать человеческие характеры, реален ли обрисованный мной мир, реальны ли реакции моих персонажей на события – о том судить читателям, я же сделал все что мог.

    Средствами языка я стремился дать изобразительный ряд событий и людей таким образом, чтобы читатель не только видел и слышал героев романа вне отрыва от окружающей их действительности, но и домысливал общечеловеческое значение остающихся «за кадром» истинных ценностей нашего мира. Я бы хотел, чтобы даже предубежденный читатель моих книг понял, что правда событий часто не совпадает с пропагандисткой их трактовкой, ибо единственное, что я, не боясь оказаться нескромным, могу сказать в свою пользу – в своих романах я предельно искренен и правдив. Одни читатели получат удовлетворение от подтверждения моими текстами их внутренних убеждений, другие, возможно, пересмотрят свои взгляды в сторону их гуманизации. И если у этих последних будет поколеблена уверенность в непреложности сформировавшихся у них представлений, если они задумается над обоснованностью привитой им мировоззренческой концепции о праве сильного подавлять слабого, то это я уже сочту успехом.

    Следуя Канту, я верю, что в душе каждого человека заложен нравственный закон. Однако есть сила, которая имеет цель усыпить нравственный императив в человеке, и эта сила – государственная власть. Высшие чиновники в любой стране желают, чтобы народ забыл о том, что они наняты народом и должны служить ему, а не повелевать им, как повелевали фараоны, внушавшие египтянам, что их власть от богов. Современные фараоны хотят быть еще более независимыми от народа, и это им удается с помощью тех средств, которые были недоступны властителям Египта и Вавилона.

     

    В персонажах трилогии некоторые ищут образы тех или иных личностей. На самом деле прямых прототипов персонажей нет. Есть во всех трех романах более или менее обширные эпизоды из судеб реальных людей. Близость событий жизни автора и одного из главных героев трилогии Камилла в какой-то степени есть в «Голубых мустангах», в меньшей мере присутствует в «Красной ртути» и ее очень мало в «Золотой печати».

     

    Я бы хотел, чтобы эмоциональное поле трилогии «Нити судеб человеческих» посредством магии русского языка, посредством созданных моей фантазией фигур героев романов и мимолетных персонажей, а также с помощью образов природы воздействовало на эмоциональное поле читателя, обратило бы его внимание на события недавнего прошлого, осветило бы его взгляд на сегодняшние события, поселило бы в его душе уверенность в благоприятном будущем.  

     

    Событийное содержание романов взято из реальной жизни - все это было, было. Символические и мистические образы пришли из неизвестности. Великий композитор XX века Альфред Шнитке говорил, что не он пишет музыку, а некое могущество пишет музыку посредством его. Поэтому я предоставляю самому читателю трактовать смысл мистических образов во всех  трех романах трилогии. Могу только дать некоторые подсказки:

    Голубые мустанги, как голубые огни, исходящие из земли и ожидающие некоего повеления - метафора реакции стихий планеты на циничное людское зло?

    Красная ртуть, как кровь поколений, просачивающаяся  с поверхности земли вглубь и вновь являющаяся на свет, навязывая недобрые соблазны? Может быть, появление в романе этого странного вещества, от которого мой герой находит способ избавиться, есть напоминание людям о необходимости сдержанности в противостояниях?

    Черный узел – конденсат зла, которое тайной нитью проходит через две части книги. В заключительной части он оттесняется небесной  ясностью и солнечным светом.

    Голос, прославляющий Всевышнего, как напоминание о Главном.

    Бирюзовое знамя – радость решения, чистое избавление.

    Таинственная рукопись – аллегория связи времен?

    Видения прошлого - иносказание о памяти поколений, которая скрыта в душе каждого крымского татарина?

    Золотая Печать – категорический исторический ответ.

     

    Но не утешение несет моя трилогия, а приговор злу.

    Не успокоение в существующей реальности, а стимул к борьбе за человеческое достоинство.

     

     

     

     

     

     

     

     

     


  • Произведения Эшрефа Шемьи-заде

  • Безымянный 6685



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи