Ноя
11

«ЖИВИ, ЧТОБ РАССКАЗАТЬ ИСТОРИЮ МОЮ»




  • Повод рассказать историю

  • Я хочу вам рассказать одну историю.


  • Originally published at Семья планеты Земля. You can comment here or there.

    Эзотерика и ритмологияБез преувеличения можно сказать, что вся сознательная жизнь Никиты Владимировича Высоцкого прошла под знаком его отца.

    Рождён 8 числа, 8 месяца. Число 8 — символ бесконечности и любви-вдохновения. Является директором Государственного центра музея имени Владимира Высоцкого. Всенародная любовь к его отцу поистине бесконечна. Запомнил по детству скоростной ритм жизни Владимира Семёновича, который часто отражался в манере вождения автомобиля. И неслучайно ежегодная премия Владимира Высоцкого «Своя колея» присуждается тем, кто не изменяет своему жизненному движению.

    Эзотерика и ритмологияПесни отца публично не исполняет, но однажды пел их именно за рулём. Смертельно уставший, он пел всю ночь, чтобы не уснуть, и говорит, что отец довёл его до цели. Перед поступлением в Школу-студию МХАТ год проработал на заводе, собирая пылесосы. Впоследствии пришлось наводить чистоту в прямом и переносном смысле — в музее отца.

    — Считается, что люди бывают мамиными и папиными сгустками. Вы себя считаете маминым или папиным?
    — Вы знаете, никогда так не думал о себе. Я думаю, что я сам по себе. Я думаю, что, действительно, наверное, я мог бы чем-нибудь другим заниматься, а не только тем, чем я занимаюсь сейчас: наследием отцовским. У меня хорошая профессия в руках: я актёр драмтеатра и кино. В принципе, я ей более-менее владею. Но это не значит, что я папин сын — занимаюсь его творчеством, а не мамин сын. Кстати, внешне я гораздо больше похож на мать свою. Хотя люди, которые знали отца, стараются во мне увидеть какие-то черты, даже приписывают черты его характера. Нет, я думаю, что я сам по себе, а от них взял ровно пополам и внешне, и по-человечески.
    — А что вы предпочитаете: рис или картошку?
    — Картошку, конечно. Рис — это пусть японцы, китайцы… (смеётся).
    — Картошку предпочитают именно мамины дети.
    — Да?
    — А рис — папины.
    — Видите, как интересно.
    — Как вы вспоминаете своего отца? Водил ли он вас в музеи, театры?

    — Он меня водил и в театр, и в цирк, и на его концертах я бывал. Не очень часто, он был достаточно занятымЭзотерика и ритмология человеком. Но я думаю, что сказать, что он меня воспитывал, нельзя. Мне кажется,

    От отца зависит интеллектуальное и умственное развитие ребёнка. Именно на нём лежит ответственность за то, насколько человек будет образован и информативен. Папы, не забывайте, что общение с вами очень важно для ваших детей. В какой музей вы ведёте их в эти выходные?

    это начитавшиеся доктора Спока родители считают, что надо детей воспитывать. Я, вообще, думаю, что воспитание проходит параллельно. Дети считывают что-то совсем другое. Можно говорить всё что угодно, можно заставлять, можно воспитывать. Но они считывают, впитывают в себя то, что мы есть на самом деле. Когда я начал немножко понимать, когда мне было 13−14 лет, я больше стал ходить в театр, меня больше потянуло к отцу. Конечно, подсознательно я менялся. Он не вытирал мне сопли, не снимал с горшка, не шлёпал за «двойки». Он присутствовал в моей жизни, и это формировало меня и брата моего. — А когда вы решили стать актёром? — Я любил театр, не только Таганку, я, вообще, был театральным мальчиком. Не смотря на спорт, на какие-то там уличные истории, я много ходил в театр и мечтал. Но пока отец был жив, я понимал, что никогда этого не сделаю. И я никому об этом не говорил. Поэтому для всех было полной неожиданностью, что я туда пошёл. И для мамы, и для моего окружения. Брат, я помню, просто выпучив глаза, сказал: «Ты сумасшедший, зачем?» А когда отец умер, не то что двери открылись, а я почему-то решил: «Нет, я это сделаю». Была ли в этом судьба, предначертание — не знаю. Мне было абсолютно всё равно, чем заниматься, потому что любил я только это. — А правда, что вас хотели назвать в честь Стругацкого?
    — Моего старшего брата назвали Аркадием. А когда родился второй сын, то тут собрались родственники и устроили семейный совет. Среди предложений был и Борис, потому что мама и отец были знакомы со Стругацкими, и Николай — в честь маминого дедушки, по-моему, был Сергей — в честь отцовского дяди. В общем, набросали в шапку листочков… Никита там был брошен для кучи. Не хотел никто, но в это время все очень любили Хрущёва. Короче, Никита там оказался для пущей справедливости. И Аркаша, маленький Аркаша, подошёл к этой шапке и вытащил именно Никиту…
    — И как вы думаете, такая разница: Борис — писатель-фантаст и Никита — реалист, материалист. Это повлияло на вас?
    — Ну, во-первых, он тоже был фантастом большим. Говорят, что имя как бы накладывает какой-то отпечаток, не обязательно своим значением, а вот каким-то там звукосочетанием, допустим. Тем, что это имя редкое. Сейчас Никита через одного. Море знакомых маленьких Никит. А тогда это было редкое имя почему-то. И сама редкость этого имени…

    Собственное имя — это самое частое слово, которое слышит человек в течение всей своей жизни. И его влияние на нашу судьбу, поведение, характер уже неоднократно подтверждено и доказано.
    А вот как влияет и влияет ли вообще на человека его возможное имя? Как могла бы сложиться судьба того, кого хотели назвать в честь писателя-фантаста?
    Распространённое, принадлежащее сразу многим имя распределяет весь свой потенциал между всеми владельцами этого имени. Представляете, что происходит, когда одновременно по всему миру начинает звучать: Джон или Наташа?
    Редкое или экзотическое имя обладает необычайной силой. Человек с таким именем является безраздельным обладателем всего того богатства в виде энергии и информации, которым его это имя наделяет. И тогда на этом имени можно «взлететь».
    Имя Никита как раз принадлежит к таким редким именам. Интересно, что наш герой полный тёзка преподобного Никиты Высоцкого (ученика Сергия Радонежского) известного своей праведностью.

    Я очень сложно отношусь к судьбе, к предопределённости. Потому что очень убедительно звучат объяснения, когда уже всё произошло. Вот он родился, светило солнце, он умер — была луна, вот такая судьба.
    Как-то с предсказаниями у меня была очень смешная история в институте. Я сделал предложение своей первой жене и вдруг вижу, что с ней что-то происходит ужасное. Она плачет при встрече со мной… Оказывается, девчонки с моего курса узнали, что я пропал для них. Они собрались, на какой-то кофейной гуще погадали. Оказалось, если я женюсь, то, значит, я умру. Они взяли и моей тогда ещё невесте рассказали. Как видите, женился и до сих пор жив.
    Отец последние годы очень серьёзно к этому относился, у него и в текстах поэтических есть. И он предчувствовал и драму, и конец свой, и эту посмертную жизнь. И очень многие его слова как будто пророческие. Но опять же это всё всплыло, когда его не стало. Понимаете, как-то была его смерть абсолютной неожиданностью. Притом есть текст, где он почти нас предупреждал, почти прощался.
    — А это текст известный?
    — Сейчас известный. «И уж мне есть, что спеть, представ перед всевышним» — это один из самых последних текстов, которые он написал и оставил их в Париже у Марины. Марина прочитала, привезла это, когда его уже не стало. Он знал, а для людей это был шок, для всех была полная неожиданность.
    — Но директором музея Высоцкого вы стали совсем не случайно?
    — Вы знаете, тоже когда-то я для себя красивую историю сочинил. Вот есть замечательная пьеса «Гамлет», да? Все хотят играть Гамлета, понятное дело, а у Горацио вроде бы такая роль непонятная. Он просто «шляется» за Гамлетом, а когда тот гибнет, тоже хочет покончить с собой. Гамлет говорит: «Переведя дыханье, живи, чтоб рассказать история мою». И в этом смысле я такой назначенный и я совсем к этому не готовился, я не хотел и уворачивался как мог. Но в какой-то момент, как в этой пьесе, сказано: «Иди! Ты должен это сделать». Я понимал, что наша семья это сделать обязана и что, кроме меня, это никто не сделает в нашей семье.

    — А что самое сложное в работе в музее?
    — Вначале я пришёл таким спринтером. Мне казалось, что за год, ну максимум за два я всё сделаю и уйду заниматься дальше своей работой, которая мне нравилась. Мне казалось, что я пришёл ненадолго. Но музей — это не просто надолго, музей — это навсегда. Эта работа навсегда и вне времени. И это почувствовать труднее всего. Дело в том, что сейчас очень суетливое время и все музеи стараются выйти, там, на туристический рынок, как говорят. Привлекать туристов, зарабатывать денег стараются музеи или ещё что-то. Но это суета, которая закрывает главное.
    — Часто вы находите что-то новое, неизвестное: записи, тетради?
    — Бывает, но не это главное. В общем, уже материала достаточно, чтобы через 50 или 100 лет люди сформировали правильное отношение к Высоцкому, реальное отношение к Высоцкому. Имели возможность составить реальную картину его жизни, понять его творчество.

    Рубрику ведет
    директор салона «Живая книга» Наталья МЕЛЬНИЧЕНКО.

    Филиал авторского центра РАДАТС, г. Санкт-Петербург.

    Подробнее об этой и других статьях о неизведанном см. на сайте газеты «6 раса» («Новый Мир») — http://6rasa.ru/

    Расскажи на famearth.ru о своём счастье, увлечении, мечте, опыте, точке зрения, приключении, сне, поздравь друзей!



























  • Повод рассказать историю

  • Я хочу вам рассказать одну историю.



  • Социальные сети

    Рубрики

    Последние записи